Сердце, отданное Богу

Сын мой! Отдай сердце твоё Мне…
— Притчи 23:26

Эти слова принадлежат Соломону, говорящему от имени Мудрости, или Господа Иисуса Христа, Который сделался для нас премудростью от Бога. Но кого посещает Премудрость? Премудрость посещает того, кто уверовал в Иисуса Христа, посланного Богом; кто стал последователем Его и учеником, кто доверяет и подражает Ему. Сам Бог, в личности Своего возлюбленного Сына, говорит каждому из нас: «Сын мой! отдай сердце твое мне». Но можем ли мы ответить: «Господь, я отдал Тебе свое сердце!»? Если можем, значит, мы Его дети, а если так, то будем восклицать: «Авва, Отче» и благословлять Его за высокую честь быть детьми Божьими. «Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божьими».

Чарльз Сперджен

I. Давайте обратимся к повелению: «Сын мой! отдай сердце твое мне». Прежде всего, заметим, что мудрость просит об этом по велению любви.

Только любовь ищет любви. Если я желаю любви ближнего, то мое желание, несомненно, возникает только потому, что я сам люблю его. Нас не интересует любовь тех, которых мы не любим сами. Любовь того, кому мы не можем платить взаимностью, может стать обузой, но никак не честью. Итак, если Бог и нуждается в любви человека, то лишь потому, что Бог есть любовь. Как искры стремятся к солнцу, этому первоисточнику огня, так и любовь наша должна стремиться к Богу, великому первоисточнику чистой и святой любви.

Мы видим пример бесконечной снисходительности в том, что Бог пожелал молвить: «Сын мой! отдай сердце твое мне». Обратите внимание на странное положение, в котором при этом оказывается Бог и человек. Для твари присуще просить Бога: «Дай мне…», но здесь Сам Творец обращается к немощному человеку: «Отдай Мне…» Великий Жертвователь, ставший Просителем, стоит у двери и просит у Своего творения, просит не жертвоприношений, не хвалы и славы, а просит отдать Ему сердце. Сколь же велика должна быть любовь Божья, что в великом снисхождении Он ставит Себя в положение просителя. Если бы мы были разумны, то ответили бы без промедления: «Разве Тебе просить мое сердце? Оно и так принадлежит Тебе, Боже мой». Увы! Так отвечают лишь немногие. Когда Бог говорит избранным: «Ищите лица Моего», эти немногие избранные тотчас отвечают: «Мы будем, Господь, искать лица Твоего». Такой ответ дается им по благодати свыше. Только любовь может искать любви.

Повторимся, только высшая любовь, идущая впереди Мудрости, ищет сердца столь жалких творений, как мы. Если уж лучшие из святых суть жалкие твари, то что сказать о некоторых из нас – далеко не лучших! О жалкие, жалкие создания! Какие неразумные! Какие непонятливые! Если Мудрость ищет нас, чтобы научить, то снисходительность Ее превышает всякую другую. А мы так греховны! Мы скорее опозорим, чем прославим дворы Мудрости, если только она допустит нас в свою школу. И тем не менее, она говорит всякому из нас: «Отдай мне свое сердце. Приди и научись от Меня». Только любовь может пригласить таких школяров, как мы. Боюсь, нам никогда не сделать многого, чтобы прославить Бога. У нас слишком незначительная роль, и наше положение слишком неопределенное. И все же, какими бы простыми людьми мы не были, Бог говорит каждому из нас: «Сын мой! отдай сердце твое Мне». Только бесконечная Любовь желает достичь столь жалких сердец, как наши.

Но какая от того польза Богу? Братья и сестры! Отдав Ему сердце, сможем ли мы прибавить что-либо к Его величию? Отдав Богу все свое имение, сможем ли мы обогатить Его? «Серебро и золото мои, – говорит Он, – и скот на тысяче гор. Если бы Я взалкал, то не сказал бы тебе». Он бесконечно велик, и Ему не стать величественнее. Он бесконечно благ, чтобы сделаться еще более благим. Он слишком славен, чтобы прибавить что-то к Своей славе. Если Он и восклицает, добиваясь наших сердец: «Отдай сердце твое мне», то делает это не для Своего, а для нашего блага. Воистину, для нас блаженнее давать, нежели принимать. Богу от нас никакого приобретения, мы же приобретаем у Него все, причем даром. Тем не менее, восклицая: «Отдай сердце твое мне», – Он приобретает сына. О, как сладостно думать о том! Всякий отдающий сердце свое Богу становится Его сыном. Всякий нормальный отец любит и высоко ценит своих детей; я же считаю, что Бог дорожит Своими детьми больше всего сотворенного Им.

Отец в рассказе о блудном сыне символизирует Великого Бога. Он думает о возвращении сына больше, чем о чем-то другом. «О том надобно было, – говорит он старшему сыну, – радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся». О, если бы только вы, не знающие Господа, отдали свои сердца Ему, как бы обрадовали Его! Отец вечности радуется возвращению блудного сына, ласкает возлюбившую Его душу и окаменелое сердце, прежде холодное к Нему. «Сын мой! отдай сердце твое мне», – говорит Он, словно жаждет нашей любви и не может допустить и мысли о том, что Его дети забыли Своего Отца. Как вы можете не слышать Божьих слов? Говори же, Дух Божий! Побуждай всякого услышать: «Сын Мой! отдай сердце твое Мне!»

О, те из вас, которые уже стали детьми Божьими, примите читаемый сегодня стих как призыв Божий отдать Ему сердце для обновления, ибо (не знаю, почему так выходит) в наше время все чаще встречаются люди с необновляющимися сердцами. Имей проповедники иные сердца, они собирали бы на свои проповеди большее число людей. Однако проповедь без любви безнадежно мертва. Разве мы не слышали замечательно составленных проповедей, похожих на дворец из ледяных глыб, построенный Российской императрицей на Неве? Какой блеск, какая отточенность формы, какое очарование, но, увы, какой холод, какой смертный холод! Красота их – как мороз для души! «Сын мой, – говорит Бог каждому проповеднику, – отдай сердце твое Мне». O, служители Божьи! Пусть вы неспособны говорить красноречиво, позвольте хотя бы сердцу вашему изливаться из уст, подобно горящей лаве! Пусть сердце ваше напоминает гейзер, обжигающий всякого подходящего к вам, не давая никому остаться равнодушными. Вы, учителя воскресной школы, вы все, так или иначе трудящиеся ради Бога, делайте свое дело, как следует. «Сын мой! отдай сердце твое мне», – говорит Бог. Мы обязаны вкладывать всю душу в свое дело: таковы альфа и омега поведения доброго раба Божьего.

Мне довелось слышать, как хозяйки говорят слугам, полирующим обеденные столы, что для подобной работы лучшим средством является сало с локтей. И это действительно так. Это совершенно точно. Упорный труд – это великолепно. Он пробьется под реками и пройдет снежными вершинами. Упорному труду доступно почти все. Однако в служении Богу упорный труд должен быть еще и трудом, поглощающим вас целиком. Сердце ваше должно гореть. Свои цели сердце должно брать приступом. Посмотрите, как плачет дитя! Я не люблю детских криков, но все же должен заметить, что дитя, воистину желающее получить какую-нибудь игрушку, плачет и стремится к желаемому всем существом от кончиков пальцев на ногах до последней волосинки на голове. Такими должны быть и проповедь, и молитва, и сама жизнь.

Святой усердный труд должен поглощать человека полностью. Мудрость просит об этом под внушением любви, так как Богу ведомо, что наше служение не является полноценным, пока не займет нашего сердца целиком и полностью. Всякий раз, когда мы чувствуем, что проповедовать становиться тяжко, преподавать в воскресной школе после шести рабочих дней утомительно, а обходить округ с трактатами – ужасно, надо понимать, что ничего доброго мы не совершим. Вложите усердие в свое служение, и тогда всякий труд будет для вас радостным. Иного не дано.

II. Теперь рассмотрим наш стих с другой стороны. Мудрость убеждает нас уступить прошению любви. Отдать свои сердца Богу – это мудрейшее из всего, на что способны люди. Если мы уже сделали это в прошлом, лучше всего повториться и еще раз вручить самое ценное в дорогие руки, которые, несомненно, сохранят все, что мы предадим их заботливому попечению. «Сын мой! отдай сердце твое мне».

Мудрость побуждает нас сделать это потому, во-первых, что есть много иных претендентов на наши сердца, ведь наши сердца, несомненно, пойдут либо по узкому пути, либо по широкому. Иного нет. Не стану читать вам стиха, следующего за рассматриваемым нами, ибо вы знаете, сколько людей, уступив плотским похотям, обрекли свои сердца и души на погибель в вечности. Люди погибают от той, которая «как разбойник, сидит в засаде и умножает между людьми законопреступников». Блажен юноша, сердце которого никогда не осквернилось пороком! Сохранить себя от этой скверны можно, лишь предоставив сердце свое святому Господу, и никак иначе.

В таком городе, как Лондон, неисчислимые искушения окружают и самых чистых душой. И многие падают, поскользнувшись стопами, но не отдают себе отчета в том. Их уносит в пропасть, ведь раньше, до того, как искушение повергло их на землю, у них не было времени задуматься. «Поэтому, сын Мой, – говорит Мудрость, – отдай сердце твое Мне. Всякий постарается похитить сердце твое, посему дай Мне сохранить его. Тогда тебе нет нужды бояться постороннего колдовства, поскольку твое сердце у Меня, и Я сохраню его до дня Моего явления». Самый мудрый шаг – добровольно отдать Иисусу свое сердце, иначе соблазнители умыкнут его против нашей воли.

Есть еще один истребитель душ. Не стану называть его, а просто укажу, что говорится о нем в тексте: «У кого вой? у кого стон? у кого ссоры? у кого горе? у кого раны без причины? у кого багровые глаза? У тех, которые долго сидят за вином, которые приходят отыскивать вина приправленного. Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно: впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид; глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное». Внимательно прочтите остальную часть главы и вы услышите голос Мудрости, говорящей: «Сын Мой, если хочешь сохранить себя от пьянства и чревоугодия, от распутства и сладострастия, и от всего остального, к чему склонно человеческое сердце, отдай сердце твое Мне».

Хорошо предохранять свое сердце с помощью всех средств, которыми может обеспечить Мудрость. Хорошо воздерживаться от всего, что может стать для вас сетью. Однако повелеваю вам, не полагайтесь на воздержание, но отдайте свое сердце Иисусу, ибо ничто иное, кроме подлинного благочестия, не предохранит вас от греха так, чтобы вы с великой радостью предстали пред лицом Господа безупречными. Если ты, дорогая душа, хочешь сохранить себя без пятна и порока к похвале и чести до конца, повелеваю тебе отдать сердце свое Христу. Мудрость побуждает решить этот вопрос немедленно, поскольку хорошо, когда Христос занимает все твое сердце полностью и сразу и возносит его. В пустое сердце может войти дьявол. Дело известное, мальчишки не упускают своего и разбивают стекла в пустующих домах. Так же и дьявол, когда сердце человека пусто, он начинает швыряться камнями.

Если, впадая в искушения, вы можете сказать дьяволу: «Ты опоздал; я отдал сердце свое Христу; ты, как развязная девица, не стесняешься делать авансы, я же не стану слушать тебя, так как связан со Спасителем узами любви, которая никогда не кончится» – то у вас есть благословенный Защитник! По-моему, нет ни одного средства защиты, способного в наше опасное время сохранить юношу от врага, чем способность воспевать: «Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое! Пусть другие колеблются и увлекаются всяким ветром, и ищут чуждого света, а мое сердце готово, Боже, готово сердце мое навеки. Я уже не могу отвратиться от любви и милости Твоей». «Сын Мой! – говорится в нашем тексте, – отдай сердце твое мне», чтобы Христос обитал там; чтобы, когда сатана приступит, Тот, Кто сильнее сильного с оружием, мог удержать Свой дом, и отбросить врага.

Возлюбленные друзья, отдайте свои сердца Иисусу, так как Мудрость предлагает вам сделать это тотчас, ведь это угодно Богу. У вас есть друг, которому вы желаете сделать подарок? Тогда я знаю, что вы сделаете. Вы постараетесь узнать, что ценит ваш друг, и скажете себе: «Я подарю ему то, что будет угодно ему». Вы хотите подарить Богу то, что будет угодно Ему? Если да, то не возводите церковных сооружений непревзойденного зодчества; мне ничего не известно о том, что Бог проявляет особую заботу о камне и древесине. Не надо ждать, когда накопятся деньги для поддержки ряда богаделен и ночлежных домов. Хорошо помогать бедным, но Иисус сказал, что больше всех богачей, клавших в сокровищницу, положила бедная вдова с ее двумя лептами. Чем бы я мог угодить Богу, Отцу моему Небесному? Он отвечает вам: «Сын мой! отдай сердце твое мне». Он будет доволен этим подарком, поскольку просит об этом Сам.

Если есть среди присутствующих люди, у которых сегодня день рождения или годовщина бракосочетания или иное радостное событие, пусть преподнесут подарок Богу и отдадут Ему свои сердца. Как замечательно, что Бог говорит эти слова: «Сын мой! отдай сердце твое мне». Я бы не посмел и вымолвить этих слов, если бы Он прежде не сказал их. Сердце угодно Ему больше, чем жертвоприношение животных с рогами и копытами, больше, чем курение фимиама в серебряном кадиле, больше того, что можно умудриться выжать из искусства, купленного за деньги и выдуманного для красоты. «Сын мой! отдай сердце твое».

К вашему сведению, если вы не отдадите Ему своего сердца, то ничем иным уже не сумеете угодить Ему. Можно отдавать Богу все, что вздумается, но все, что делается без сердца, отвратительно Ему. Молитва без сердца тщетна, пение без сердца – сотрясение воздуха! Благотворительность, преподавание, труд без сердца суть оскорбление Всевышнего. Невозможно служить Богу, не отдав Ему сердце. Вы обязаны начать с этого. И тогда пусть ваши руки и кошелек ваш отдают, что могут, пусть ваш язык и голова ваша отдают все, на что способны, но прежде надлежит отдать свое сердце, то есть самость, любовь, расположение. Отдайте Ему свое сердце или не отдавайте ничего.

А разве Он не заслужил это? Я не собираюсь использовать этот аргумент, поскольку так или иначе, но, заставляя человека отдать нечто, вы требуете дань, а не дар. Наше посвящение Богу должно быть неоспоримо свободным. Вера должна быть доброхотной, иначе она превращается в ложную религию. Если я докажу, что ваше сердце является должником Божьим, отчего бы вам не отдать сердце и расплатиться, как бы вернув долг? Вот почему я едва коснусь этой струны, чтобы не порвать ее в стремлении взять аккорд. Выражусь следующим образом. Воистину, прекрасно воздавать сердцем за сердце.

Когда Господь облекся в человеческую плоть, в груди Его забилось человеческое сердце, и это сердце, как записано, исполнялось горечи до того, что «Он плакал». Скорбь переполняла Его сердце и, как записано: «был пот Его, как капли крови, падающие на землю». Великая скорбь стесняла Его сердце, когда, наконец, Он молвил: «Поношение сокрушило сердце мое, и я изнемог». И далее записано: «Один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода». Его сердце было отдано ради вас, и как вы не отдадите своего? Больше я ничего не скажу об этом.

О, как бы мне хотелось пригласить сюда, на это место, моего Учителя, чтобы вы могли Его увидеть. Однако известно, что вера от слышания, а не от видения. И все же, как бы мне хотелось увидеть воочию Того, Кто был распят, среди вас и ради вас. Так отдайте же Иисусу сердце за сердце и повинуйтесь Ему! Разве вы не чувствуете нежного дуновения в духе, разве не слышите Его гласа: «Покори свое сердце»? Внимайте веянию тихого ветра, и тогда вам не потребуется то, что я скажу дальше.

Поверьте, возлюбленные друзья мои, Мудрость можно обрести, только отдав Ей свое сердце. Нам не постичь науки распятого Христа, превосходнейшей из всех наук, не отдав своего сердца Мудрости. Некоторые из вас пробовали стать верующими. При этом вы старались спастись, но думали сделать это собственными силами. «Сын мой! отдай сердце твое мне». Мудрость предлагает вам сделать то, что вы обязаны сделать, ибо, не предав Господу всего своего сердца, вы не преуспеете в деле спасения. Есть люди, которым никогда не познать успеха в коммерции. Таковые просто не любят торговать, но как тогда они могут рассчитывать на процветание!

Точно так же и в вопросе веры: здесь никогда не преуспеть без любви, не исповедуя веру всем сердцем, всем существом, всей жизнью. У некоторых есть довольно веры, но она делает их жалкими существами. Если бы у них не было веры, они наслаждались бы миром. Но у них слишком много веры, чтобы наслаждаться миром, и вместе с тем недостаточно, чтобы наслаждаться миром грядущим. О, бедные люди, разрывающиеся между жизнью и смертью, вы, как гробница Магомета, болтаетесь между небом и землей! Вы как летучие мыши – ни птицы, ни животные. Вы – как летучие рыбы, которые пытаются жить как в воздухе, так и в воде, наживая врагов и там, и здесь. Вы, будучи ни то, ни другое, ни третье, суть чужеземцы в стране Божьей, и вместе с тем вы не можете быть, как дома, в дьявольской обители. О, как мне жалко вас. О, как бы мне хотелось перетянуть вас из полосы ничейной земли на эту сторону!

Учитель мой предлагает мне побудить вас обратиться к Нему, но что я могу, кроме как повторить наш сегодняшний текст: «Сын мой! отдай сердце твое мне». Не меняйте своих решений, перестаньте колебаться, довольно же! Пусть сердце ваше встанет на тот или иной путь. Если, по-вашему, дьявол достоин любви, то отдайте свое сердце дьяволу и служите ему. Если же, по-вашему, любви достоин Христос, – отдайте свое сердце Христу и кончайте с сомнениями. Обратитесь к Иисусу раз и навсегда. Да поможет вам Дух Его обратиться к Нему, чтобы вы возродились и прославили Его имя!

III. Я призываю вас, будем достаточно мудры, чтобы тотчас внять этому прошению мудрости. Тотчас отдадим Богу свое сердце. «Сын мой! отдай сердце твое мне».

Когда? Тотчас. В этом прошении нет и намека на то, что Бог хочет ждать. Как бы мне хотелось, чтобы люди, которым хочется тянуть время, знали бы, когда оно истечет. Они всегда готовы отложить исправление на завтра. Но что это за день такой? Я искал его в календаре и не мог найти. Я слышал, что существует календарь глупости, и что завтра там есть. Но вы-то не глупцы, так не держитесь подобного календаря. «Завтра, завтра, завтра…» – так каркает воронье в предзнаменование недоброго. «Сегодня, сегодня, сегодня…» – так поет серебряная труба спасения, и тот, кто слышит эти звуки, будет жить. По милости Божьей мы не повторяем вечного заклинания: «Завтра, завтра, завтра…», но тотчас отдаем Ему свои сердца!

Как? Если внять этому предписанию, можно заметить, что оно призывает нас действовать свободно. «Сын мой! отдай сердце твое мне». Не надо приводить себя к Богу в кандалах. Как было сказано выше, если слишком упирать на то, что просимое есть долг, можно лишить его дарственного свойства. Несомненно, мы обязаны отдавать свое сердце Богу, но Бог представляет это деяние в качестве свободного выбора, оставляя место проявлению свободной воли. Он говорит: «Сын мой! отдай сердце твое мне. Все, что ты имеешь от Меня, есть дар благодати. Теперь же верни Мне свое сердце добровольно».

Помните, всякий раз, когда мы говорим о силе благодати, мы подразумеваем силу не физическую, а только такую, что может быть применена к свободной личности и ответственному существу. Господь не просит вас сокрушаться. Он не желает загонять вас в покаяние. Он не хочет хлестать вас, чтобы вы жили свято. Он просто говорит: «Сын мой! отдай сердце твое мне». Я слышал, что лучший виноградный сок получают в первых порциях, от самого легкого давления. О, вот бы нам отдавать Богу самую доброхотную любовь! Всем знакома старая пословица: один волонтер стоит двух рекрутов. В определенном смысле все мы рекруты, хотя и записано: «В день силы Твоей народ Твой готов во благолепии святыни». Вот бы всем вам приготовиться тотчас! «Сын мой! отдай сердце твое мне». Какая жалость, что человеку приходится прожить долгую греховную жизнь, чтобы познать, что грех есть дело невыгодное. Печально, когда человек приходит к Богу с переломанными костями, и встает под знамена Божьего воинства, всю юность проведя в услужении дьяволу и состарившись прежде времени.

Христос принимает такого в любое время, когда бы тот ни обратился к Нему, однако, сколь лучше молвить в дни своей юности: «Вот, Боже, предаю Тебе сердце мое. Побуждаемый Твоей славною любовью, я повинуюсь Тебе на заре своего бытия»!
Итак, вот о чем говорит наш сегодняшний текст: отдайте Богу сердце свое тотчас, и сделайте это по доброй воле.

Отдайте свое сердце Богу целиком и полностью. «Сын мой! отдай сердце твое мне». Нельзя отдать Христу часть сердца, ибо сердце расчлененное есть сердце погибшее. Сердце, лишенное даже части, умирает. Дьяволу все равно, он готов принять от вас и половину сердца. Он довольствуется этим, походя на женщину, пришедшую на суд к Соломону и не возражавшую против расчленения ребенка. Настоящая мать ребенка сказала: «Отдайте ей этого ребенка живого и не умерщвляйте его». Так и Христос, подлинный Друг сердец, не станет рассекать их. Если сердце устремлено к неправде, пусть идет этим путем! Если же оно встанет на праведный путь, Иисус примет его, очистит и усовершенствует, только для этого сердце должно обратиться и встать на праведный путь как одно целое, а не какой-то частью. «Отдай сердце твое Мне».

Предположим, кто-то говорит: «Хочу отдать сердце Богу!» Очень хорошо, взглянем на это с практической стороны. Где это сердце теперь? Нельзя отдать сердце, не понимая, где оно находится в данный момент. Я знал человека, потерявшего свое сердце. Он не оставил его своей жене, у детей его тоже не было. «Странно…» – скажите вы. Да, странно. Этот человек недоедал, он ел ровно столько, чтобы только не умереть. Одежда его обветшала. Кроме того, он морил голодом всех близких. В нем не было сердца. Бедная женщина должна была содержать его. Она пошла на панель. Он же оставался бессердечным. Некто задолжал ему в процентах по займу. Детки должника плакали от голода. Этому же было все равно, пусть бы голодающие и погибли. Он должен был получить свои денежки. Он был бессердечен.

Я бы никогда не разобрался в этом случае, если бы однажды не оказался у него дома и не увидел огромный сундук. Кажется, такие сундуки называют сейфами. Сейф стоял у него за дверью, и когда этот человек открыл свой сундук тяжелым ключом, а потом откинул задвижки, открылось его содержимое, которое представляло собой нечто заплесневелое, сухое и мертвое, как ядро семилетнего грецкого ореха. Это и было его сердце. Если и вы заперли свое сердце в подобном сейфе, то немедленно освободите его. Освободите его как можно скорее. Ужасно, когда сердце спрятано между пятифунтовыми ассигнациями или захоронено под кучей серебра и золота. Сердце не бывает здоровым в панцире из прочных металлов. Ваше золото и серебро изоржавело из-за соседства с порочным сердцем.

Я знавал молодую леди (думаю, что знаю и других, подобных ей), сердца которой я не мог увидеть. Мне никак не удавалось разобраться, отчего она столь непостоянна, легкомысленна, вздорна, пока я не нашел, что сердце ее пряталось в платяном шкафу. Какая ничтожная темница для бессмертной души! Достаньте свое сердце оттуда, пока моль не испортила его, словно шерсть. Когда мода становится идолом сердца, мы глупеем так, что нас едва ли примут за людей с сердцем. Но даже такие глупые сердца лучше вынуть из платяного шкафа и отдать Христу.

А где пребывает ваше сердце? Мне известно, что некоторые из присутствующих оставили свое сердце в трактире и некоторых других местах, о которых я не буду упоминать, чтобы щеки стыдливых не покраснели. Однако где бы ни находилось ваше сердце, если оно не пребывает с Христом, значит, оно находится в неправедном месте. Пойдите, избавьте свое сердце, господа. И принесите его сюда, и отдайте в руки Искупившего его.

Но в каком оно состоянии? Вот здесь-то и загвоздка. Как уже говорилось, мелочное сердце скупца отдавало плесенью, ибо сердце вбирает запах тех мест, в которых содержится. Сердца некоторых женщин становятся ветхими и потрепанными, поскольку прячутся в платяном шкафу. Сердца некоторых мужчин портятся от хранения под кучей золота. Сердца других прогнивают насквозь, так как их топят в пороках. Где находится сердце пьяницы и в каком оно должно быть состоянии? Ничего чистого, сплошная скверна. Тем не менее, Бог говорит: «Отдай сердце твое Мне». Но как это! Господи, Ты просишь отдать Тебе подобное? Конечно! Вспомните, разве я не говорил вам, что Он просит ваше сердце только из любви к вам, а не потому, что хочет получить от вас нечто, ибо, что такое ваше сердце, мои друзья, пребывающие в подобных местах и впавшие в подобное состояние? И все же, отдайте свое сердце Ему, ибо, говорю вам, что Он сотворит чудеса ради вашего сердца. Вы слышали об алхимиках, которые превращали, с их слов, неблагородные металлы в золото.

Бог делает больше. «Отдай сердце твое Мне». Жалкое, нечистое, оскверненное, загрязненное, развращенное сердце! Отдайте его Христу. Оно теперь каменное, испорченное, но Христос возьмет его, оно ляжет в Его святые руки, и вы увидите сердце плотяное, чистое, неоскверненное, небесное. Вы скажете: «А я не сумел разобраться, что мне делать с моим каменным сердцем!» Отдайте же его Христу тотчас, и Он изменит его. Покоритесь Его любви и силе Его бесконечной благодати, и Он сотворит в вас сердце чистое и дух правый обновит внутри вас. Да поможет вам Бог отдать свое сердце Иисусу и сделать это тотчас!

Сейчас будут собирать пожертвования на больницы. Остановитесь, сборщики, я не сказал еще последнего слова. О, друзья мои, что вы собираетесь давать? Я не против того, что вы собираетесь положить в подносы для сбора пожертвований. Но я хочу пустить по кругу невидимый поднос для моего Господа. Мне хотелось бы, чтобы этот поднос обошел всех и каждого из присутствующих. Мне будет весьма приятно, если вы скажете про себя, кладя деньги на поднос: «Я кладу на невидимый поднос свое сердце, я отдаю его Иисусу. Это все, что я могу сделать». Сборщики, пустите по кругу подносы, а Ты, Дух Божий, умоляю Тебя, пройди от человека к человеку и вступи во владение сердцами всех ради Иисуса, Господа нашего! Аминь.

Сердце, отданное Богу: 1 комментарий

  1. Слава Богу за это слово! Всем сердцем возлюбить Бога, а не мир с его ценностями. Вроде простые понятные слова. Но в реальности, как много христиан на сегодняшний день, так живут, отдав полностью сердце Богу. Как часто замечаю, что сердце оказывается и в магазинах и в машинах и в прочих явлениях мирской жизни на земле, где нет Бога. Полностью отдать сердце Богу, полностью посвятить жизнь свою Ему. Дай Бог нам всем это осознать и воплощать в жизнь, каждую секунду, минуту, час и всю жизнь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *