Личная война святого

Книга Откровения говорит нам, что в последние дни сатана восстанет в ярости и «вступит в брань с прочими от семени её». Эти прочие, конечно же, есть Тело Христово, составленное из всех, «сохраняющих заповеди Божии и имеющих свидетельство Иисуса Христа» (Откр. 12:17).

Мы в церкви Христовой часто говорим о духовной брани. Брань эта, описанная в Откровении, есть брань против сатаны, объявившего тотальную войну Телу Христову по всему миру. «И дано было ему вести войну со святыми» (13:7).

Каждый верующий зачислен воином в великое войско Господне. И сатана ведёт свою демоническую войну против этого войска. Начальства и власти тьмы объявили тотальное наступление по всему фронту против святого Божьего остатка. Апостол Павел отмечает, что на каждом участке этого фронта мы «не по плоти воинствуем. Оружия воинствования нашего не плотские» (2-е Коринфянам 10:3-4).

И вот они, эти «участки фронта», разбросанные по всему миру:

* В мусульманских странах духовная война проявляется в форме демонических нападок на свидетельство Иисуса Христа.

* В Европе война с Церковью ведётся под флагом секуляризма. Европейские страны одна за другой становятся полностью секуляризованными (светскими).

* В Швеции ведёт войну неверие. Одно исследование показало, что только 20 процентов шведского населения верят в Бога.

* В Англии война идёт по линии отступничества. Страна, которая когда-то была светом миру, посылая своих миссионеров по всему земному шару, сейчас быстро закрывает многие свои церкви.

* В Америке война сатаны против церкви проявляется в непрерывном потоке чувственности и материализма. Его оружием в этой войне являются любовь к деньгам и пристрастие к удовольствиям.

Сейчас сатанинские силы тьмы по всему миру ликуют. Они убеждены, что они настолько могущественны, настолько велики и влиятельны, что свергнуть их невозможно. Эти демонические силы проникли во все центры и средоточия власти над людьми: прессу, политические учреждения, высшие суды. Они проявляются даже в идущих на сделку с миром религиозных деноминациях, лидеры которых с упорной агрессивностью благословляют однополые браки и посвящают в сан гомосексуалистов.

Все эти начальства и силы тьмы действуют с расчётом на будущее. Они трудятся сейчас над умами младших школьников, извращая их систему ценностей и внушая представление, что гомосексуальность – это правильно. Они стараются извратить их нравственные ценности. Они трудятся над тем, чтобы лишить Евангелие его спасительной силы. Уже видно, как собираются грозовые тучи над округом Вашингтон, где всё больше и больше избираемых руководителей пытаются легализовать однополые браки.

Похоже, нет сейчас такого учреждения, агентства, которое не было бы пропитано этими нечестивыми духовными властями тьмы, где бы они не имели влияния. Вы даже можете слышать, как они хвалятся и довольно потирают руки: «Мы уже входим во власть! Скоро мы выиграем эту войну!» И всё указывает на то, что это так и есть.

Однако мы знаем, где положен конец этой войне: на Кресте, в победе Иисуса Христа. Павел говорит нам: «Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь: ими ниспровергаем замыслы и всякое превозношение, восстающее против познания Божия, и пленяем всякое помышление в послушание Христу» (2Кор. 10:4-5).

1. Есть ещё один фронт на этой войне: это личная война каждого конкретного дитя Божия.

Каждый верующий на этой земле ведёт свою собственную личную войну. Библия утверждает: «Всему своё время, и время всякой вещи под небом: время войне, и время миру» (Еккл. 3:1,8).

Возможно, сейчас вы наслаждаетесь периодом спокойствия. Я благодарен Богу за такие периоды в жизни, когда радость буквально изливается. Я искренне надеюсь, что большинство моих читателей наслаждается сейчас этим периодом покоя и отрады.

Однако впереди – период войны. И эта война будет войной не всего обширного всемирного Тела Христова, но частной, личной войной каждого христианина. Она будет состоять из сражений и битв, известных только вам одним.

Это всё войны плоти, – я называю их «войны души», – и бремя этих войн будет лишь на вас одних. Даже ваш супруг(а) или лучший друг не помогут вам вести их. Они просто не смогут понять суть вашей битвы.

Такие личные войны и битвы отягощают тело и душу, будучи всегда сражениями в одиночку. Только Иисус и вы сможете их понять.

Моя жена называет свою личную битву «моя незримая война». И когда я вижу отпечаток боли на её лице, я говорю ей: «Пожалуйста, Гвен, расскажи, через что ты сейчас проходишь». Я хочу ей помочь, дать ободрение, помолиться. Но она отвечает: «Это так глубоко, что я просто не могу это объяснить. Только Бог всё знает».

Моего сына Грега два с половиной года мучила невообразимая боль, – следствие аварии. Даже сильнейшие обезбаливающие лекарства не помогали Грегу избавиться от физических мучений. Он переживал период личной войны, причины которой он просто не мог объяснить.

Никто из членов нашей семьи не мог помочь ему, – ни его жена, ни его родители. Я, бывало, говорил ему: «Я могу только представить себе, сынок, через что ты сейчас проходишь!» Он же отвечал: «Нет, папа, ты не представляешь. Ты просто не знаешь».

Его боль была настолько глубокой и сильной, что он не мог выразить её словами. Однажды он сказал мне: «Я уже даже не спрашиваю Бога, почему? Я только хочу хотя бы на часик избавиться от боли. Вся война моя сейчас за то, чтобы получить хотя бы на малое время облегчение моего состояния». То была битва, которую нужно было вести ему одному.

Возлюбленные, всё это – не что иное, как военные зоны, кровавые поля сражений. И когда мы попадаем на них, исчезает желание плясать, восклицать, смеяться или улыбаться.

Я знаю кое-что о личных войнах.

У меня в жизни была своя порция таких войн. Когда моя дочь Бонни заболела раком, мы с женой вместе рука об руку вели рукопашный бой с силами ада. Три дня Бонни должна была провести в полной изоляции под кобальтовым облучением. Она не могла ни есть, ни принимать посетителей.

По другую сторону стенки, в зале ожидания, моя жена Гвен в отчаянии металась из стороны в сторону, на грани отчаяния, и как мать, она рыдала, восклицая: «За что, Боже? Я этого не вынесу!»

Меня также полностью охватила невыразимая боль и скорбь из-за такого сурового испытания, постигшего нашу дочь, что я не выдержал, – сел в машину и поехал куда-то за город, остановил машину и пошёл пешком по сельской дороге. Боль моя вскоре вырвалась наружу, и я начал вопиять к Богу:

«О, Господь! Сначала Гвен пришлось столько пережить, борясь с раком. Затем наша дочь Дебби вынуждена была бороться с ним. Теперь вот это же самое коснулось и Бонни. Скажи мне, что я сделал такого? Каким грехом я согрешил против Тебя, что Ты допускаешь нам все эти страдания?»

Ни один человек на земле не смог бы помочь мне в тот мрачный час. Ни один проповедник или христианский советник не проник бы в моё состояние. Тысяча святых могла бы стоять рядом со мной и увещевать: «Ты сможешь выдержать это, Давид. Не плачь, не кричи так к Богу. Только веруй»,

Но ни одно их слово не коснулось бы меня. Я никогда никому не смог бы объяснить всю глубину моего горя и боли, которые я испытывал в то время. Я нуждался в чём-то сверхъестественном, в чём-то таком, что только Бог мог дать. Я нуждался в слове любви от моего небесного Отца. Я должен был выиграть эту войну без чьей-либо помощи, кроме как от Духа Божия.

И Бог пришёл на помощь. Дух Святой прошептал мне: «У твоей дочери два отца. Скажи мне, который из них может поддержать её сейчас в той комнате?»

Я ответил: «Ты можешь, Господи».

Это было равносильно тому, как если бы Бог сказал мне: «Ты вверил твою семью в Мои руки. Плачь, пока не выплачешься и не оставишь до конца заботу об этом. Я знаю всё, что ты чувствуешь; Я прочувствовал всё это на Моём Сыне. Итак, доверься тому, что Я – Отец твоей дочери, тебе и всей твоей семье».

В тот час нашего отчаяния и боли Иисус вошёл в комнату к Бонни и поддерживал её три длинных дня. Хвала Богу, Он исцелил её.

Мы, христиане, зачастую убеждаем себя в том, что самое правильное поведение в таких ситуациях – это сцепить зубы и терпеть, проходя через наши битвы. Мы говорим другим: «всё хорошо», но на самом деле не всё хорошо. Бог не желает, чтобы мы надевали на себя какую-либо поддельную маску. Он знает, через что мы проходим, и знает, что поделиться своими переживаниями мы можем только с Ним.

2. Некоторые оказываются в состоянии личной войны по причине вхождения в период, называемый в Библии «периодом скорби».

Апостол Пётр пишет: «(Мы) силою Божиею через веру соблюдаемы ко спасению, готовому открыться в последнее время. О сём радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений» (1Петра 1:5-6).

Греческий эквивалент слову «скорбеть» здесь означает «пребывать в унынии, подавленном состоянии». Если бы вы спросили любого благочестивого святого о его личной войне, он наверняка сказал бы о скорби в том смысле, в каком говорит о ней Пётр.

Каждый, ходящий близко с Иисусом, проходил через ужасные периоды подавленности. На протяжении всей истории Божии святые проходили долгие периоды скорби один за другим. Каждый день приносил им новую скорбную весть, и снова они должны были с этим бороться. Они переносили проблемы в семье, со здоровьем, финансовые трудности, проблемы с детьми или внуками, другими близкими, на которых сыпались страшные несчастья.

Даже царь Давид, муж великой веры, свидетельствовал: «Душа моя истаевает от скорби» (Пс.118:28). Это – честные слова, сказанные человеком, который был по сердцу Божьему. Давид говорит, по сути: «Сил моих уже нет. Я устал уже нести все эти скорби. Жизнь моя крайне стеснена».

И однако же, во всех этих испытаниях, Пётр говорит, что мы должны «радоваться радостью неизреченною и преславною» (1Петра 1:8). Почему? Мы читаем, что эти испытания приходят наиболее часто именно к благочестивым.

Однажды мне пришлось утешать пастора, история которого была душераздирающей.

Один пастор скорбел по поводу своего сына, обвинявшегося в убийстве двух человек. Мы сейчас говорим с вами о периодах уныния и тяжести сердца; так вот, у этого пастора каждый день был днём мучений. В разговоре со мной он поведал мне о других несчастьях, постигших его семью, таких, что у меня просто сердце разрывалось.

Я привёл ему в утешение цитаты из Писания, напомнив ему стих: «Много скорбей у праведного». Это испытание приведёт к ещё большей вере».

Он ответил мне: «Брат Давид, я пока ещё не на небесах. Боль моя выше моих сил. Сейчас я не могу ни о чём думать, кроме как о боли моего сына».

Я знаю, что значит проходить через такой период сердечной скорби о близких. Эта скорбь висит на мне, как бремя, когда я сижу на скамье рядом с нашим пасторским составом и слушаю их проповеди надежды и ободрения, воодушевляющие призывы к вере, тогда как сердце моё рвётся на части от боли.

Собрание поёт: «сорвите тяжкие оковы, снимите тяжкие бремена». Однако мало одного псалма, мало одной проповеди, мало одного прикосновения Духа Святого для того, чтобы ты поднял голову, когда ты охвачен глубокой скорбью и тяжесть у тебя на сердце. И какой бы глубокой ни была проповедь или сердечным – прославление, я покидаю собрание не в бодром духе, а попрежнему с сердцем, отягощённым скорбью.

В такие периоды сердечной тяжести ничто, – ни служение, ни проповедь, ни советник не могут снять с вас эту тяжесть. Это – ваша личная война, и её вы должны провести сами до победного конца. Молитва помогает, как и, безусловно, все такие духовные вещи, однако Бог желает, чтобы это была ваша победа.

3. Некоторые личные войны есть результат «вожделений, воюющих в членах ваших» (Иакова 4:1).

Недавно я прочёл несколько глав из одной известной книги, написанной много лет назад. Эта книга о личной войне одного благочестивого святого.

Этот человек был глубоко почитаем всеми как искренний и щедрый муж Божий. Он служил Господу верно в течение многих лет. Он был муж молитвы, человек исключительной прямоты и честности, и любил Слово Божье. Даже враги этого человека признавали его праведность.

И вот однажды его мир с шумом обрушился. Однажды ночью, побеждённый похотью, он вошёл к жене другого человека. В панике, стремясь скрыть совершённый им ужасный грех, он нанял убийцу, чтобы тот убил мужа этой женщины.

Но грехи этого человека настигли его, и он был разоблачён. Целых две главы он посвятил описанию во всех подробностях той ужасной личной войны, которую пришлось вести его душе вследствие этого. Он был поражён страшной болезнью. Все его друзья оставили его, и сыновья его обратились против него. Он попал под наказующий перст Божий и кричал из-за того, что бремя его души стало невыносимым.

Этот человек сгорал от стыда за то, что навёл такое поношение на имя Божье. Тяжесть вины, которую он нёс, была просто невыносимой. Его душа погрузилась в океан горя и горьких слёз, и он громко плакал: «Я поступил как глупец, лицемер. Как можно вообще меня теперь простить?»

От своих душевных мук он пребывал в скорби постоянно, с утра до ночи. Его дни были лишены покоя, и он не мог спать. Он впал в глубокую депрессию, убедив себя, что Бог его оставил.

Более того, тело его было разбито болью. Его кости ныли и возникла страшная боль в спине. Вскоре каждая часть его тела наполнилась болью. Он писал о том времени: «Жизнь моя превратилась в сплошной стон».

Личная война этого человека стала настолько невыносимой, что он чувствовал себя оставленным всеми. Изо дня в день он взывал: «Бог мой, Бог мой! Зачем Ты меня оставил? Грехи мои объяли меня».

Дочитав до сего места, вы, наверное, уже догадались, о ком эта известная история из Библии. Тот святой человек, который пал, был царь Давид. Вы можете прочесть его исповедь в Псалме 37, и особенно в Псалме 68.

Почему я привёл в пример исповедь Давида о его «личной войне»?

Я привёл пример Давида потому, что его личная война есть та самая, которую ведут многие верующие сегодня. Я имею в виду верующих, впавших в грех. Война Давида была не от усталости или тяжести сердца. Причиной её было наступление врага на всех фронтах.

Павел писал, что дух похоти прийдёт в этот мир. Соблазны будут выходить из самых глубин ада и воевать против святейших из Божиих святых. Поэтому мы не должны ни на мгновение допускать мысль о том, что святые, праведные люди защищены от впадания в похоти плоти.

Многие христиане думают, что если они будут прилежно молиться и изучать Слово Божие, то они не будут искушаемы. Однако вот Давид был искренним молитвенником, человеком по сердцу Божьему; никто не любил Господа больше, чем он. И этот святой человек подвергся страшным искушениям, и поддался своей похоти.

Дело в том, что самые благочестивые святые являются главными мишенями в этой войне. Иаков, обращаясь к истинным верующим, предупреждает: «Откуда у вас вражды (войны) и распри? не отсюда ли, от вожделений ваших, воюющих в членах ваших?» (Иак. 4:1).

Эти личные «войны похотей» и распри плоти не ограничиваются безбрачными людьми. Они затрагивают и вступивших в брак мужчин и женщин, – благочестивых, молящихся, искренних верующих. Павел предупреждает каждого последователя Христа, обращаясь с такими словами: «берегись, чтобы не упасть» (1Кор. 10:12). Иисус сделал подобное же предупреждение Своим ученикам: «Молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Луки 22:40).

Моё сердце исполнено глубоким сочувствием к тем, кто, подобно Давиду, проиграл битву с похотью. Возможно, это вы. Возможно, именно сейчас вы в самом апогее такой страшной личной битвы, и, как и Давид, уже познали кое-что из последствий. Изо дня в день вы боретесь с чувством вины, страхом и смятением. Однако позвольте мне напомнить вам, что вы – в самом эпицентре войны. И мы знаем, кто Победитель.

Давид научился побеждать в своих духовных битвах.

Как должны мы подвизаться в битве? Давид пишет: «Он научает руки мои брани» (Псалом 17:35). Невозможно разработать какую-то формулу или план против уловок сатаны. Небесный Отец действует непостижимым для нас образом, совершая Свои чудеса в нашей жизни. Кое-что о том, как действует Его Дух, мы можем узнать на примере Давида:

1. Прежде всего, Давид возопил к Господу.

«О, Господь, поторопись! Поспеши на помощь мне. Я вот-вот паду. Прошу, поспеши избавить меня. Не замедли! Твоё Слово обещает мне, что Ты будешь избавлять меня, так сделай же это сейчас!» (см. Псалом 70)

Я спрашиваю вас: как часто вы взывали подобной молитвой? «О, Господи, когда же, наконец, Ты избавишь меня от этого? Прошу Тебя, сделай что-то сейчас. Это тянется уже слишком долго. Где же то облегчение, которое обещано мне в Твоём Слове?”

Дело в том, что все мы хотим как можно быстрее выбраться из той войны, в которую попали. Мы устали бороться, устали воевать. Мы думаем: «Я так долго борюсь с этим. Я уже так устал, что вот-вот упаду». Даже Иисус на кресте возгласил: «Отче! Зачем Ты меня оставил?»

Однако Бог не прекращает для некоторых войну их. Почему? Прежде всего, война – это способ, которым Господь укрепляет нас и научает нас мудрости как воинов Его войска.

Во-вторых, Он нуждается в нас в этой войне. Дело в том, что вы находитесь как раз в эпицентре конфликта, и окружающие вас смотрят на ваш пример. Если Бог вытащит вас из вашей войны, тогда есть возможность того, что ваши друзья и родные при страдании отпадут, так как они ни разу ещё не видели, как вы побеждали в своей битве.

Понимаете ли вы, что я имею в виду? Вы есть тот, кого Бог использует для отпора врагу. Вы есть тот, кого Он хочет научить вести борьбу. Вы – воин, которого Бог закаляет в битвах. И Он использует ваш пример для укрепления более слабых братьев и сестёр.

2. Давид принял решение: «Будь что будет, а я прославлю Господа в этой битве».

Этот благочестивый человек сказал, по сути, вот что: «Я молился за скорое избавление от моей битвы. Но до того момента, как Бог избавит меня, я буду прославлять Его в моём сражении. Я буду славить Его, невзирая на то, через что я сейчас прохожу».

Посмотрите, что писал Давид в этих псалмах: «Да говорят непрестанно: «велик Бог!» (Псалом 69:5). «Величайте Господа со мною, и превознесём имя Его вместе» (Пс. 33:4). «Все ищущие Тебя… да говорят непрестанно: “велик Господь!”» (Пс. 39:17).

Таким должен быть и наш возглас. Подобно Давиду, мы должны настроить наше сердце на то, чтобы величать Господа в нашей войне. Это не значит, что мы должны заставлять себя выглядеть радостными. Наоборот, это значит, что наше прославление Господа – молчаливое; мы славим Его тихо, каждый час, продолжая вести нашу борьбу. Продолжать вести борьбу – значит оставаться спокойным посреди бушующих волн наших скорбей, и твёрдо заявлять в сердце своём: «Господи, верую!»

3. Давид всецело положился на милость Божию.

Посмотрите на невероятное свидетельство Давида: «Когда я говорил: “колеблется нога моя”, — милость Твоя, Господи, поддерживала меня» (Пс. 94:18). Давид познал: «Господь никогда не позволит моей скорби одолеть меня. Благодаря Его милости, мои проблемы не сломят меня».

Вот какое откровение получил Давид о милости Господней. В каждой битве против наших похотей Бог всегда исполнен милости и любви к кающемуся. Давид писал: «Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив. не до конца гневается, и не вовек негодует. Не по беззакониям нашим сотворил нам, и не по грехам нашим воздал нам: ибо как высоко небо над землёю, так велика милость Господа к боящимся Его; как далеко восток от запада, так удалил Он от нас беззакония наши; как отец милует сынов, так милует Господь боящихся Его. Ибо Он знает состав наш, помнит, что мы — персть» (Пс.102:8-14).

Дорогой святой, сделаешь ли ты это свидетельство твоим собственным? Можешь ли ты взглянуть на все твои беды и страдания, беспокойства и искушения, и сказать в вере: «По милости Божией я не исчез». Тогда Он ответит тебе: «Я не дам тебе упасть. У Меня достаточно благодати для тебя». «Довольно для тебя благодати Моей» (2Кор. 12:9).

Вот завершающее слово по данной теме от самого Давида: «Он прекращает брани до края земли» (Псалом 45:10). В каждом личном столкновении с трудностями, через которые вы проходите, всегда помните одно: Божья милость и любовь никогда не перестают.

Аминь!

Личная война святого: 4 комментария

  1. Это очень сильная мотивация для каждого верующего. Это невозможно передать словами. Это надо ещё и пережить. Но наставления как раз вовремя для меня, ибо для меня сейчас время ,чтобы посмотреть на себя как бы со стороны: как я выгляжу в глазах Господа? Спасибо за эту публикацию. Тронула до глубины души. И вновь я могу с уверенностью сказать: » Он всё тот же— Он любит меня такой , какая я есть. А если любит, то не оставит. Поддержит в минуту трудную, ибо не даст сверх силы. Ему слава и поклонение моего сердца!

  2. Мне до сих пор трудно соглашаться с этим, но это правда, так и должно быть и не по другому. А что иначе стоит моя вера?
    Но от нашего «я» похоже мало что останется….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *