Николас из Базеля — Друг Бога

Многие следуют за нашим Господом половину пути, исключая другую половину. Они оставят имущество, друзей и почести, но одно слишком глубоко ранит их — это то, что они должны отречься от самих себя /Мейстер Экхарт/

Папа Григорий сидел изумленный! В волнении он смотрел на двух чужестранцев, пришедших из-за Альп. Тот, который был постарше, мужчина шестидесяти лет, обращался к нему на наречии народа Италии, а его спутник говорил на языке науки — латинском. Оба гостя были предельно серьезны. Несомненно, они должны были сознавать, что многих сожгли заживо и за меньшие дерзости!

«Святой отец, — обратился к папе один из чужестранцев, — огромные и прискорбные грехи христианского мира так глубоко проникли во все слои общества, что Бог весьма недоволен. Вы должны обдумать, что следует предпринять». «Я не могу ничего сделать» — возразил понтифик. Его гнев нарастал.

Старший снова заговорил со спокойствием и властью возвещающего «послание свыше». Теперь он говорил о неправедных поступках самого папы, живописуя с невероятной точностью те факты, которые могли стать известными только через Божье откровение. Бог ему показал, сказал он, какой грешной жизнью жил папа. Он добавил: «Узнайте же истину, что, если вы не оставите ваших злых путей и не осудите себя перед Богом, Он будет судить вас, и вы умрете до окончания этого года.»

Папа пришел в ярость, но говоривший продолжал: «Мы вполне готовы пойти на смерть, если те знамения, которые я приготовил для вас, недостаточны, чтобы доказать, что мы посланы Богом. » «Какие знамения, хотел бы я знать?» — спросил Григорий. Он быстро успокоился, когда услышал то, что Бог сказал этому бесстрашному человеку. Настолько точным был перечень грехов, о которых ни один человек не мог знать, не имея откровения свыше, что это убедило его. «Епископ Рима» некоторое время оставался безмолвным, но затем встал и обнял своих посетителей, обращаясь к ним поначалу приветливо. «Могли бы вы дать такие же знамения императору? Это послужило бы к пользе всего христианского мира. »

Он пригласил их остаться в Риме, чтобы при необходимости обратиться к ним за советом, пообещав хорошо их устроить. Но они просили не делать этого, обещая вернуться по его требованию в любое время. Папа написал письмо духовенству их области, рекомендуя этих Божьих людей на совершение доброго служения.

К несчастью, этот человек, наделенный высочайшей властью, вскоре вновь пассивно поплыл по течению и совершенно забыл о впечатлениях той встречи. Так и не отказавшись от греховной жизни, он умер в течение года, как ему и было предсказано…

Этим бесстрашным Божьим вестником был Николас из Базеля.
Большинству людей он, однако, был известен как «друг Бога» из Оберланда (Верхних Альп). В чем же заключался его секрет? Как умудрялся он более полувека распространять евангельскую весть на глазах у Рима?

Он родился в городе Базеле около 1308 года. Его отцом был богатый торговец, которого называли «Николас Золотое Кольцо». С материальной точки зрения перспективы перед мальчиком открывались поистине блестящие. Однако в возрасте тринадцати лет на Пасху он услышал проповедь о страданиях и смерти нашего Господа. Глубоко взволнованный подросток тут же купил себе распятие. Каждую ночь в тайне от всех он склонял колени, размышляя о боли и стыде, которые претерпел наш Господь. Удивительно, что при скудных духовных познаниях необыкновенная честность Николаса заставила его просить об откровении Божьей воли: быть ему торговцем или священником? Он просил о силе послушания. Каким-то образом Николас получил доступ к Библии, но до сих пор неизвестно, была ли это его Библия или нет.

В возрасте пятнадцати лет он начал путешествовать со своим отцом, чтобы изучить торговое ремесло. Бизнес и удовольствия быстро вытеснили более серьезные мысли. Однако он никогда не переставал по ночам склонять колени перед своим распятием.

Николас стал верным другом сына одного рыцаря, но смерть отца четырьмя годами позже вынудила его отправиться в длительное деловое путешествие. Вернувшись, он узнал, что мать его также скончалась.

В то время ему было 24 года и он был богат. Вскоре со своим знатным другом он увлекся неудержимой погоней за удовольствиями, участием в турнирах и рыцарских поединках, посещением дворцов и замков. Они стали популярными, и их часто принимали «прекрасные дамы», желающие послушать их песни и рассказы о путешествиях.

Друг вскоре женился, а Николас был вынужден ждать, потому что родители его любимой Маргарет были против того, чтобы она стала женой торговца. Это препятствие спустя шесть лет было преодолено, и шли приготовления к свадьбе. Но ночь накануне этого события стала поворотным пунктом в жизни Николаса. Она застала его не празднующим, а в уединении склонившимся перед распятием и поглощенным мыслями самого серьезного характера.

«Я был один до раннего утра, — писал он, — и размышлял о том, как суетно и фальшиво все, что может дать мне этот мир. Я думал о горьком и неизбежном конце всех вещей в этом мире. И тогда я сказал себе: «Несчастный человек, ты был так глуп, что полюбил и предпочел временные ценности ценностям вечным! Ты и все люди вокруг тебя так глупь! и слепы! Бог дал тебе радость познания и ощущения, однако ты был ослеплен блеском славы и жаждой удовольствий, которые длятся лишь миг и приносят, в конечном итоге, лишь вечность в аду. »

И преклонив перед Ним колени, я сказал: «Боже милосердный, я умоляю Тебя о милости к бедному грешнику. Приди ко мне на помощь, ибо я с моим злым сердцем так нуждаюсь в твоей поддержке, чтобы оставить навсегда этот лживый и «фальшивый мир со всеми его делами. И особенно мне нужно оставить ту, которая действительно дорога мне, и кому я отдал свое сердце. »

Когда я это сказал, я почувствовал, как все мое естество восстало, ибо это было страшное и торжественное время войны с собственной волей и желаниями, столь сильное, что кровь у меня пошла изо рта и носа, и я подумал, что пришел горький час моей смерти. Но я сказал себе: «Если это не может быть иначе, значит, так тому и быть, если ты должен умереть, то умри. »

Он вложил свою левую руку, которая, как он сказал, представляла его грешное «я», в правую руку, которая, по его словам, определяла его «праведным и любящим Бога», и дал обет всегда принадлежать только Богу. После этого у него было такое полное чувство Божественного присутствия, что он мог сказаться забыл себя и все вокруг, я исполнился радости и наслаждения настолько, что никогда не смогу ни передать их, ни постичь их сердцем. » Николас добавил, что он слышал «очень нежный голос», принимающий его как обрученного с Ним навечно.

Мы можем только представить себе, какая буря разыгралась наутро, когда прибыло сопровождение невесты. Родственники и гости были разгневаны поступком этого «сумасшедшего». Невеста была безутешна, пока, спустя несколько дней, она и Николас не отважились встретиться на короткое время. Он рассказал ей, что произошло. С этого времени Маргарет чувствовала, что она тоже должна всецело принадлежать Господу, и эти двое никогда больше не встречались. Внутренняя логика этой необычной ситуации показывает, что любой человек, если он отдает себя всецело Богу для Его славы, может быть каналом света и любви.

Мы вкратце расскажем о следующих пяти годах жизни Николаса. Этот достойный юноша самостоятельно занялся изучением жизнеописаний святых, и потому искал Бога только на том пути, который они ему указали. Он носил власяницу, к которой изнутри было прикреплено множество острых гвоздей. Он бичевал себя до крови, жил в одиночестве и был изнурен постами и добровольными истязаниями. К концу года он в отчаянии воззвал к Богу и получил ответ: весь этот аскетизм был порождением своеволия и гордыни. Голос, который он слышал наяву, убедил Николаса выбросить орудия самоистязания и сказал, что, если юноша будет искать и исполнять Божью волю, Он сам внесет все необходимые страдания в его жизнь. Второй год Николас провел в оплакивании своей греховности. Третий год принес жестокие испытания. На четвертый он на собственном опыте изведал горечь боли и болезней.

При всем желании мы никогда не узнаем до конца, чем отличались бы друг от друга годы между его духовным пробуждением и обретением чувства Божественного принятия, сделавшие из него учителя, знавшего Бога. Но, несомненно, что его Небесный Отец использовал их, чтобы подготовить Николаса для единственного в своем роде служения: помогать в поиске истинного Божьего пути всякому, кто, подобно ему самому, будет пытаться утвердить праведность через аскетизм и добрые дела.

В конце этого периода он вдруг вышел из темной долины. Радость освобождения была так велика, что, испугавшись этого, как еще одного испытания, он пал на колени и сказал Богу, что хочет освобождения и счастья только по воле Его. Возвращаясь мысленно к этой молитве, он вспоминал: «Когда я произнес эти слова, вокруг меня засиял прекрасный и благословенный свет: свет, который есть любовь. И от славы этого света мою душу наполнило такое сияние, что я не мог сказать, находился ли я в теле или вне тела. Ибо глаза мои открылись, чтобы видеть чудо и красоту, которые были намного выше человеческого разума. Я не могу выразить это словами. Когда я взирал на это с радостью и удивлением, то услышал необыкновенно радостный и нежнейший Голос, который исходил не от меня самого, но в то же время звучал во мне. Это не были мои мысли, это говорил Он. ‘Ты — возлюбленный Моего сердца, сейчас, наконец, ты стал истинно Моим обрученным и впредь будешь им всегда. Только сейчас ты встал на верный путь — путь любви, полученной от Меня как прощение всех твоих грехов и уверенность в полном очищении. Ибо, когда твоя душа покинет земной дом, она поселится со Мной. И в течение всего твоего земного пути ты не будешь больше мучить себя суровыми епитимьями и наказаниями, а будешь просто слушаться заповедей Христа. Ты переживешь достаточно страданий в этом злом мире, видя, что твои собратья блуждают, как овцы среди волков. Это повергнет твое сердце в пучину жалости и станет отныне твоим крестом и твоим страданием. Отныне и впредь ты будешь как должное исполнять возложенную на тебя миссию. »

Затем этот Голос сказал, что уже никогда в течение его земной жизни не будет говорить с ним таким явным образом, потому что в этом не будет необходимости.

В тех областях Швейцарии и прилегающих районах Франции поселились вальденсы. Они назывались так по имени Пьера Вапьдо из Лиона, который жил около 1100 года, однако в разных землях они были известны под различными наименованиями. Эти люди утверждали, что их происхождение восходит к четвертому веку, когда церковь оставила учения ранних христиан и заменила их человеческими традициями. Проповедуя путь спасения через веру, они не оставляли места для многих обычаев, принятых Римской церковью и существовавших на протяжении многих лет. Вапьденсов жестоко преследовали и гнали, их тысячами сжигали заживо или мучали иными способами. Те, кто спасся бегством в верхние кантоны Швейцарии, были известны как водуасы.

В других областях целые города и даже провинции временами находились под интердиктом папы римского — страшным проклятием, лишающим отпущения грехов и запрещающим священникам проповедование, захоронение мертвых и другие служения. В те темные времена такое наказание казалось поистине ужасным из-за накопившихся в течение многих лет суеверий, а также из-за абсолютной власти папства.

Верующие, доказавшие своим поведением и свидетельством, что они имеют особые отношения с Господом, были названы «друзьями Бога». Вскоре так стали называть всех последователей Николаса. Этот исполненный Святого Духа и руководимый свыше человек и его соратники совершали богослужения как для тех, кого считали еретиками, так и для тех, кто искал Бога в рамках официальной церкви. Николас и четверо его соратников, двое из которых были священниками и один обращенным через него иудеем, поселились высоко в Альпах. Очень немногим было известно местонахождение их жилья. Эти пятеро людей с двумя слугами посвятили себя молитвенной жизни в глухом и уединенном месте.

Николас был признанным лидером, и под его руководством было основано служение, ищущее вопрошающие души по всему Рейну до Голландии, в нижних кантонах Швейцарии, в Эльзасе, Баварии и далеко на восток до Венгрии, а также во многих других землях. Лишь изредка он сам отправлялся в далекое путешествие. Обычно он посылал своих друзей и единомышленников устанавливать связь с теми, кто жаждал узнать правдивую весть о спасении по вере через искупительную жертву Христа.

Иногда этот «друг Бога» совершал далекие путешествия, но чаще он посылал письмо через своего вестника. Одной из его особых миссий было призвание Джона Толера, красноречивого проповедника из Страсбурга. Постепенно учитель стал учеником: его слушатель должен был преподать доктору урок переживания реальной связи с Богом. О том, как это произошло, рассказывается в очерке «Джон Толер».

Итак, Николас усердно трудился, избегая, благодаря своей уединенности и несомненному Божьему покровительству, тех, кто хотел бы положить конец его яркому служению задолго до того, как оно действительно завершилось.

Некий язычник получил письмо из «Оберланда», которое отвечало на все его бесчисленные вопросы и было использовано Богом, чтобы привести его ко спасению для Христа. Некая знатная дама по имени Фрикин, присоединившаяся к «друзьям Бога», сказала, что благословение этого братства было так велико, что она почувствовала, как перешла из «чистилища в рай».

Тем не менее, более чем шестьдесят лет благословенного служения этого Божьего мужа подходили к своему завершению. Некто Мартин из Майнца в 1393 году был заживо сожжен в Колоне по обвинению в том, что он заражен учениями Николаса из Базеля. Он объявил себя свободным от авторитета и власти церкви и не делал никакого различия между священниками и мирянами.

За год или два до окончания века, когда Николасу было почти 90 лет, пришло время последнего тяжелого испытания. Двое «друзей Бога» были схвачены в Вене и предстали перед инквизицией. Первый из упомянутых, вероятно, был юрист, сопровождавший Николаса в Рим, второй — обращенный иудей. Николас также был арестован, но он был настолько мудрым, что обвинители не нашли достаточного основания для вынесения приговора. Они потребовали, чтобы он отрекся от двух приговоренных друзей как от еретиков. Но он отказался сделать это, сказав, что они трое будут разлучены лишь на очень краткое время, а потом будут все вместе с Господом навечно.

Так оно и случилось. В скором времени трое «друзей Бога» были поглощены языками пламени, но это была настоящая «огненная колесница», перенесшая их в присутствие Того, Кто был так реален и Чей Голос был «так нежен» в эти долгие годы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *