Тим Келлер Тимоти Келлер Проповедь

Труд для Бога, который борется за нас

Я думаю, одна из причин, по которой мы изучаем Неемию, изо всех книг, на конференции вроде этой, это не просто ради того, чтобы научиться у самого Неемии, но также чтобы изучить… Чему мы учимся у Неемии.

Понимаете, некоторые из Ветхозаветных книг, вроде Неемии или Есфирь — книги сложные для изучения, обучения или проповеди. А сложны они потому, что отражают слабость в нашем подходе к Писанию.

Например, мы читаем книгу Неемии, стараемся изучить ее вместе, хотим научиться у нее, как христиане. И что мы видим? Ладно, Иудеи вернулись из Вавилона, им нужно было отстроить стену Иерусалима.

Они с этим справились, хотя у них и были противники.

Они упорно работали, хорошо организовались, молились. Они просили Бога, чтобы Он не простил их врагов — и причем тут это? Но с другой стороны, они не оставили своей работы, и в итоге построили стену.

А теперь, как применить это в своей жизни? И ответ, похоже, через принципы лидерства и организации. Так что, о третьей главе, которую я вам сейчас прочитаю, часто говорят, что она учит о передаче полномочий.

Если у тебя есть работа, раздели ее на части и поручи ее другим, способным работникам. Четвертая глава, которую я вам тоже читаю, это пример того, как решать проблемы. Когда у вас появляются оппоненты, вот, как можно решать проблемы. И так далее.

Но я думаю, что в действительности это показывает, насколько поверхностен наш подход к Писанию. Это показывает, что мы подходим к Библии так же, как и к басням Эзопа.

Мы читаем историю, а потом спрашиваем себя, какая мораль в этой истории. Какая здесь мораль, что это значит? И когда мы читаем о Давиде и Голиафе, мы заключаем, что мораль тут «Чем больше шкаф, тем громче падает».

И если вы достаточно изобретательны, неважно, насколько велика проблема. Или что-то вроде того. А добравшись до Неемии, мы обычно извлекаем оттуда принципы лидерства.

Очевидно, что это правда — чем больше шкаф, тем громче падает. Это правда, что Неемия применял лидерские принципы. Но так мы не добираемся до самой сути.

Я думаю, что изучение такой книги, как книга Неемии заставляет нас вернуться к основному пониманию Библии. Согласно доктринам, в писании есть две части. Ну, иногда и больше, но вот две вещи, которые я хочу вам показать.

С одной стороны, Библия — это человеческая книга. Книга людей. Что означает, что мы не верим как Джозеф Смит о Книге Мормонов, что она была написана на золотых листах ангелами или даже самим Богом. Она была написана людьми.

Так что, если эти люди говорили по гречески, по арамейски, или по еврейски, тогда нужно понять, что эти слова означают, и как работает греческий, арамейский или еврейский язык.

Потому что человек, который писал эти слова, использовал такие-то слова и такие-то языковые правила чтобы передать нам это послание. Так что мы должны понять человеческий язык чтобы понять это послание. Это человеческая книга. Она не сошла на золотых листах.

С другой стороны, это божественная книга. Она написана Богом. То есть, каждое слово на странице было написано потому что Бог направлял автора-человека написать это слово.

А это значит, что, по общему счету, Библия — это одна история. Это не просто несколько небольших историй — хотя это и правда, в некотором смысле.

Но это также и одна большая история, одна большая нить повествования. И все в Библии, из-за того, что она была написана божественным автором в основании человеческого автора, движется и указывает вдоль этой нити.

В данном случае, вот, что мы знаем. Мы знаем, что этот Неемия — и Кэти уже показала нам часть этого — этот Неемия указывает на  Совершенного Неемию.

То есть, Такого, который жил в дворце, в полной безопасности, у Него было все. Но Который оставил это все, и вышел в мир, чтобы отождествить Себя со Своим народом. И естественно, Иисус Христос, Совершенный Неемия, сделал это не с риском для жизни, а ценой Своей жизни.

Это — Лучший Неемия. И что Он пришел сделать? По сути, сделать нас гражданами совершенного города. Знаете, как в Библии, например, в Исаии 26:1, Исаия смотрит на город Божий, и говорит: «город крепкий у нас».

И тут мы думаем об Иерусалиме, так ведь? Но потом он говорит: «спасение дал Он вместо стены и вала. Отворите ворота; да войдет народ праведный, хранящий истину».

Даже в Ветхом Завете, Иерусалим — это образ чего-то большего, что грядет позже. Не буквальные стены, но стены спасения, которые защитят нас даже от греха и смерти. Не физический город, а духовный город, который сойдет с небес в конце времен, и превратит новое небо и новую землю в новое небо и новую землю.

И, следовательно, только когда мы ставим Неемию в эту историю… Мало того, только когда мы рассматриваем то, что читаем в Библии… Каждый раз, когда мы читаем что-то в Библии, мы должны рассматривать в контексте этой истории. Рассматривать как главу из общей истории, которая пролягает вдоль нити повествования. И тогда вещи начинают открываться.

Потому что, очевидно, что мы не можем применять в своей жизни Неемию в каждом смысле. Ведь современный народ Божий не должен строить вокруг себя стену, чтобы отделиться от неверующих. Не должен культурно отделяться. Это не наша работа. Не должны мы и призывать проклятия на своих врагов, я так не думаю. Или говорить Богу: «Не прощай их». Потому что Неемия работал на другом этапе истории спасения; в том этапе, когда народ Божий, через который Бог нес Свое спасение, существовали как государство. Они были группой людей, государством, определенной расой.

А государство нельзя было построить без столицы, окруженной стенами. Потому что, если не было стены, городская жизнь не могла развиваться в безопасности. Не могла развиваться юридическая система, вместо самосуда, когда кто-то кого-то убил, а потом мститель за кровь убивает его. Стена давала городу безопасность. Давала возможность строить юридическую систему, порядок закона. Можно было вести стабильную экономику, и все такое. Так что, если вы хотели построить государство, нужна была столица со стеной.

Так что, Неемия не просто следует за своей страстью. Он не просто использует свои лидерские и организационные навыки, чтобы дать экономическое процветание своей группе людей. Он знает, что, для того, чтобы Бог продолжал делать Свою работу… Бог завета, которому его народ должен быть верен… Они должны быть народом завета. И на том этапе истории спасения, так нужно было делать.

Что касается нас, мы тоже должны строить народ Божий. Но мы делаем это по-другому, через обращение. Мы также должны иметь стену, чтобы помогать людям быть святыми. Отделенными, отличными от других народов. Но делаем мы это через освящение посредством благодати. Но мы все еще смотрим вдоль нити повествования, смотрим вдоль по пути. Ведь вся Библия — это путь к новым небесам и новой земле, к Великому Городу.

Они строили свой город, а мы строим… Мы приводим людей… Каждый раз, когда обращаем людей в церковь, мы делаем их гражданами… Наше гражданство — в Высшем Городе. Вот, что говорит нам Новый Завет. И, приводя людей в этот город, мы строим его. Просто делая работу церкви. Когда мы начинаем видеть как идет эта нить повествования, и как каждая книга вписывается в общую картину, тогда Слово начинает нам открываться.

А сейчас, когда я уделил часть своего времени вступительным вопросам… Однако, дальше вы увидите, что это пойдет вам на пользу в дальнейшем изучении книги Неемии. Другие учителя и лекторы, как и Кэти, будут намекать, что да, из книги Неемии можно извлечь уроки лидерства, но это далеко не главная тема.

Я должен пройти с вами через третью и четвертую главы. Мне они интересны, и как только я начну их читать, вы увидите, почему. Наверное, самая популярная, и наиболее продающаяся христианская книга о Неемии за последние 20 или 30 лет была книга Чака Свиндола «Подай мне еще кирпич». В этой книге он даже и не касается третьей главы. И вы увидите, почему. Однако мне он нравится, теперь, когда я, как мне кажется, понимаю, на что он указывает, и какое его место в истории спасения. Так что я сначала прочитаю 3 главу, и расскажу вам, чему, по-моему, от нее можно научиться. Мы рассмотрим ее в контексте истории спасения. А потом я прочитаю главу 4, и расскажу вам о двух уроках, которые можно вынести из нее. К тому времени, вам всем будет хотеться спать. Вот, почему меня поставили последним. Тайленол или Тим Келлер, так или иначе, сон будет крепким.

Слушайте, это третья глава. Она длинная, и местами будет казаться нудной, но я думаю, что в реальности, вся она ценна.

И встал Елияшив, великий священник, и братья его священники и построили Овечьи ворота: они освятили их и вставили двери их, и от башни Меа освятили их до башни Хананела. И подле него строили Иерихонцы, а подле них строил Закхур, сын Имрия. Ворота Рыбные строили уроженцы Сенаи: они покрыли их, и вставили двери их, замки их и засовы их. Подле них чинил [стену] Меремоф, сын Урии, сын Гаккоца; подле них чинил Мешуллам, сын Берехии, сын Мешизабела; подле них чинил Садок, сын Бааны; подле них чинили Фекойцы; впрочем знатнейшие из них не наклонили шеи своей поработать для Господа своего. Старые ворота чинили Иоиада, сын Пасеаха, и Мешуллам, сын Бесодии: они покрыли их и вставили двери их, и замки их и засовы их. Подле них чинил Мелатия Гаваонитянин, и Иадон из Меронофа, с жителями Гаваона и Мицфы, подвластными заречному областеначальнику. Подле него чинил Уззиил, сын Харгаии, серебряник, а подле него чинил Ханания, сын Гараккахима. И восстановили Иерусалим до стены широкой. Подле них чинил Рефаия, сын Хура, начальник полуокруга Иерусалимского. Подле них и против дома своего чинил Иедаия, сын Харумафа, а подле него чинил Хаттуш, сын Хав… Извините.

Сын Хашавнии. Вы вот ждали: «Когда же он запнется на этих именах». Вот тут я и запнулся.

Сын Хашавнии. На втором участке чинил Малхия, сын Харима, и Хашшув, сын Пахаф-Моава; [они же чинили] и башню Печную. Подле них чинил Шаллум, сын Галлохеша, начальник полуокруга Иерусалимского, он и дочери его. Ворота Долины чинил… Да ладно вам смеяться. Я знаю, что это — женская конференция, но все таки ладно вам. Провинциальность? Ладно. Я к этому еще вернусь.

Ворота Долины чинил Ханун и жители Заноаха: они построили их, и вставили двери их, замки их и засовы их, и [еще чинили] они тысячу локтей стены до ворот Навозных. А ворота Навозные чинил Малхия, сын Рехава, начальник Бефкаремского округа: он построил их и вставил двери их, замки их и засовы их. Ворота Источника чинил Шаллум, сын Колхозея, начальник округа Мицфы: он построил их, и покрыл их, и вставил двери их, замки их и засовы их, —[он же чинил] стену у водоема Селах против царского сада и до ступеней, спускающихся из города Давидова. За ним чинил Неемия, сын Азбука, начальник полуокруга Бефцурского, до гробниц Давидовых и до выкопанного пруда и до дома храбрых. За ним чинили левиты: Рехум, сын Вания; подле него чинил Хашавия, начальник полуокруга Кеильского, за свой округ. За ним чинили братья их: Баввай, сын Хенадада, начальник Кеильского полуокруга.

19 А подле него чинил Езер, сын Иисуса, начальник Мицфы, на втором участке, напротив древней… Напротив всхода к оружейне на углу.

20 За ним ревностно чинил Варух, сын Забвая, на втором участке, от угла до дверей дома Елияшива, великого священника.

21 За ним чинил Меремоф, сын Урии, сын Гаккоца, на втором участке, от дверей дома Елияшивова до конца дома Елияшивова.

22 За ним чинили священники из окрестностей.

23 За ними чинил Вениамин и Хашшув, против дома своего; за ними чинил Азария, сын Маасеи, сын Анании, возле дома своего.

24 За ним чинил Биннуй, сын Хенадада, на втором участке, от дома Азарии до угла и поворота.

25 [За ним] Фалал, сын Узая, напротив угла и башни, выступающей от верхнего дома царского, которая у двора темничного. За ним Федаия, сын Пароша.

26 Нефинеи же, [которые] жили в Офеле, [починили] напротив Водяных ворот к востоку и до выступающей башни.

27 За ними чинили Фекойцы, на втором участке, от [места] напротив большой выступающей башни до стены Офела.

28 Далее ворот Конских чинили священники, каждый против своего дома.

29 За ними чинил Садок, сын Иммера, против своего дома, а за ним чинил Шемаия, сын Шехании, сторож восточных ворот.

30 За ним чинил Ханания, сын Шелемии, и Ханун, шестой сын Цалафа, на втором участке. За ним чинил Мешуллам, сын Берехии, против комнаты своей.

31 За ним чинил Малхия, сын Гацорфия, до дома нефинеев и торговцев, против ворот Гаммифкад и до угольного жилья.

32 А между угольным жильем до ворот Овечьих чинили серебряники и торговцы.

Я почти уверен… Я почти уверен, что вам этого никто раньше не читал. Я почти уверен, что никто этого раньше вообще не читал вслух.

Что в этом чрезвычайно впечатляет, особенно если читать это внимательно, это что здесь работают как мужчины, так и женщины. Как церковники, так и миряне. Группы из разных городов, группы из разных классов, как правящих классов, так и рабочих классов. Группы из разных профессий — серебряники, торговцы и парфюмеры. Так что получается, что здесь есть представители фактически из каждой части общества. И что заметно… Как вы заметили, какую фразу я говорил чаще других? За ним. Подле него.

Чему мы тут научились? Вот чему. Большинство исследователей, как обычных так и Евангельских, заметили, что это — часть масштабной прогрессии в Библии. Очень важно это увидеть. Это переход из ситуации, в которой люди… Как бы это сказать… Есть Давид и Моисей, важные фигуры, которые, по сути, работают почти без кооперации со стороны народа.

Если вы почитаете, например, историю Моисея, то возникает чувство, будто он несет всех тех людей на собственной спине. Снова и снова и снова, они сидят и делают то одно, то другое. Бог говорит: «Отойди, Моисей, и я уничтожу их». А Моисей стает вот так, и говорит: «Нет, уничтожь лучше меня», или «Не делай этого», или «А что скажут другие народы?»

А тут — другое. Исследователи видят здесь интересные вещи. Это то, чего духовенство не могло сделать самостоятельно. Они работали рядом со всеми другими. Духовенство участвует в этом, вместе со всеми. И все в этом участвует. Все остальные. И мы видим здесь, как история движется от одного или двух лидеров, по сути, всю работу, все миссию. И мы видим, что, когда миссия — отстроить народ Божий, то в этом должен участвовать весь народ Божий. Все должны участвовать.

Значение этого довольно простое. Этот текст указывает на то — здесь даже есть намеки на это — что в истории спасения есть последовательность, которая касается святости. Может быть, вы услышали как я сказал, что священник освятил ворота. Это еврейское слово «кадош», которое значит «объявили святыней». В Библии, в истории спасения, есть такая последовательность. В ранних частях, Бог иногда спускался, как в Вефиле. Он спускается и встречается с Иаковом, Иаков видит лестницу. И когда видение заканчивается, он говорит: «Вот — дом Божий».

Но это не так. Бог появился там. Его святое присутствие было там, но его уже нет там. Он спустился и побыл там, и, хотя то место и названо «Вефиль», что означает «Дом Бога», это не был настоящий дом Бога. Это не было местом, где присутствие Божье задержалось, оно просто побыло там.

В ранних частях Библии, мы видим как иногда Божья святость спускалась, а потом уходила. Потом появляются скиния и храм. Теперь Божья святость пребывает в определенном месте. Она пребывает в святом святых, и слава… Облако славы пребывает над Ковчегом Завета. У нас теперь есть Божье присутствие, на постоянной основе, среди Его народа. Но со временем это меняется. В книге Исаии, глава 4, есть замечательное пророчество о будущем. Там написано: «В тот день отрасль Господа явится в красоте и чести, и плод земли—в величии и славе, для уцелевших [сынов] Израиля». А теперь послушайте: «Тогда оставшиеся на Сионе и уцелевшие в Иерусалиме будут именоваться святыми, все вписанные в книгу для житья в Иерусалиме, когда Господь омоет скверну дочерей Сиона и очистит кровь Иерусалима из среды его духом суда и духом огня. И сотворит Господь над всяким местом горы Сиона и над собраниями ее облако и дым во время дня и блистание пылающего огня во время ночи; ибо над всем чтимым будет покров. И будет шатер для осенения днем от зноя и для убежища и защиты от непогод и дождя».

Это потрясающе. Здесь нам рассказывают о времени, когда люди, уже не живут рядом с храмом, посреди которого находится Святость Господня. Здесь мы ожидаем дня, когда весь народ свят, и облако Славы над всеми ими. Это почти как если бы Слава Божья жила в людях, а не просто в здании.

Кульминация книги Захарии говорит нам вот что… Это в конце книги Захарии. «В то время» — в то будущее время — «даже на конских уборах будет [начертано]: ‘Святыня Господу’, и котлы в доме Господнем будут, как жертвенные чаши перед алтарем. И все котлы в Иерусалиме и Иудее будут святынею Господа Саваофа, и будут приходить все приносящие жертву и брать их и варить в них, и не будет более ни одного Хананея в доме Господа Саваофа в тот день». Что?

В скинии и храме, если котел или какой-то сосуд использовался только для служения Господу, на нем было написано «Святыня Господу», и он хранился в скинии или храме, и использовался только для жертвоприношения, только для служения Господу. В то время, даже на узд… Даже на уздечках ваших лошадей, даже на кастрюлях у вас на кухне, будет надпись «Святыня Господу». Что это значит? И снова, Бог говорит, что однажды Он превратит людей, народ в живой храм. Однажды, святость Господня, слава Божья, вырвется из здания, в котором находилась, и все люди будут святы. Весь город будет свят. И каждый в том городе будет свят.

И не только это, но и каждая национальность в том городе будет святой. Это будет не только для этнических евреев, но там не будет хананеев. Они больше не будут называться Хананеями. Исаия говорит о том, как однажды Бог скажет: «Сирия, Мой народ», или «Египет, Мое наследие».

Что это предвосхищает? Здесь, большинство исследователей верят, даже в книге Неемии… Тут, когда святым называют не только скинию — извините, храм — но даже здания… Тут мы видим, как весь народ Божий участвует в служении. И весь город стает святым. Это ведет нас по направлению, указывает нам на тот момент, когда Иисус умер на кресте, и завеса в храме была разорвана надвое. И во второй главе Ефесян, и в первом Петра, вторая глава, тоже говорится, что мы теперь живые камни храма. Мы построены вместе в храм, Дух Святой живет в нас.

То, что раньше было в скинии, теперь внутри нас. То, о чем Моисей просил: «Боже, яви мне Свою славу», и Бог ответил: «Нет, потому что ты умрешь». Однако, в первой главе Иоанна мы читаем, что Слово стало плотью, и жило с нами, как в скинии, и мы видели славу Его. Славу, как Единородного от Отца, полное благодати и истины. 2 Коринфянам 3:18 говорит о том, что мы узрели славу Отца. Я думаю, это было в Евангелии, в лице Иисуса Христа.

Итак, что это значит. Я не знаю, что конкретно происходило, в буквальном смысле, в дни Неемии. Все, что мы знаем — это что Неемия, в определенном смысле, указывает на будущее, в котором мы все — священники. В котором мы все пророки, все священники, все цари, все имеем Святого Духа. И это означает две вещи. Если это указывает на день, в котором все люди будут святы — весь народ будет свят. Две вещи: у каждого христианина есть служение, и мы едины.

Если мы обратимся ко второй главе Ефесян, и 2 главе 1 Петра, если мы рассмотрим эти стихи, где говорится, что мы теперь — живой храм, и Святой Дух внутри нас; когда мы увидим то, чему учит нас Новый Завет, говоря: «Вот эти вещи из Ветхого Завета указывали на вот это, и теперь мы это получили». Все это, в конце концов, подводит нас к двум вещам. Одна из них означает, что все мы теперь — служители. Каждая из вас — служительница. Точно так же, как этот город не мог быть отстроен, Израиль не мог стать государством, Иерусалим не мог стать столицей, стену нужно было отстроить, и она не могла быть отстроена только усилиями священников. Все должны были работать. Точно так же, Павел снова и снова говорит: «У всех вас есть дары». Все вы разные, и тут тоже есть разные группы людей, но все…

Нужны усилия каждого. Каждого… Нам нужен каждый дар. Библия всегда говорит об этом. Всегда говорит о том, что нет даров неважных. Если вы… Если Бог, по Своему замыслу, свел вместе сотню человек, чтобы сделать из них церковь, то вы там не случайно. У вас есть дар. У вас есть люди, с которыми вы могли бы разговаривать. У вас есть руки, которые вы могли бы держать. Из-за вашего происхождения, из-за вашего опыта, у вас есть сердца, к которым вы можете прикоснуться. Есть определенные люди, для которых вы можете быть пророком, царем и священником. Есть способы, которыми вы могли бы отстроить народ Божий. И вас бы там не было, если бы Бог не хотел использовать ваш дар в этой общине. Если не будут использованы все дары, община не сможет совершить все, что дал им Господь. Видите?

Сила этого… Нужно идти дальше, слишком много нужно рассказать, но сила этого… Эта истина открывается мне особенно… Открывается особенно ярко, когда Иисус говорит в Матфея 11:11, о Иоанне Крестителе. И в Матфея 11:11, Он говорит: «Когда вы ходили смотреть на Иоанна Крестителя, кого вы ходили увидеть? Я скажу вам, кого. Никто, из рожденных женщиной, не был больше Иоанна Крестителя». Это сильные слова из уст Иисуса. До сих пор, никто из рожденных женщиной — по сути, все, разве нет? Вы же женщины. Вы должны знать. Есть другие способы? Нет других способов.

Он говорит: «Из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя; но меньший в Царстве Небесном больше его». Я часто боролся с этим, и многие комментаторы боролись с этим. Я забыл, что об этом писал Дон в своих комментариях к Матфею, но я уверен, что это было великолепно. Я забыл прочитать. Но скорее всего, это значит следующее: Потому, что самый простой христианин понимает Евангелие так, как не понимал Иоанн Креститель, и потому, что у самого простого христианина есть Святой Дух, в таком виде, как Его не было у Иоанна Крестителя, потому что мы живем в новом периоде истории спасения, когда завеса была разорвана. И когда мы — живой храм. Мы — дом Божий. Это значит, что у нас… У каждого из нас есть такая возможность к служению, которой не было у Иоанна Крестителя. Разве это не потрясающе?

Так что, с одной стороны… Другой способ это объяснить, это книга Майкла Грина. Я прочитал ее несколько лет назад, в семинарии. Майкл Грин, «Евангелизм в ранней церкви». И причина, по которой эта книга так взорвала мое мировоззрение, это потому, что он упомянул один простой факт, о котором я и сам должен был догадаться. Он сказал: «Вы знаете, что ранняя церковь росла через евангелизм. Как это происходило?» Многие говорят: «Ну, я уверен, что в те дни были хорошие проповедники, и христиане приводили своих нехристианских друзей послушать хорошего проповедника».

Несомненно, проповедь была важна, особенно такая проповедь, которой занимался Павел и так далее. Но Майкл Грин обращает наше внимание на то, что было множество и множество церквей, в которые нельзя было привести неверующих друзей, потому что вас за это могли убить. Если привести в церковь не того друга, что надо. Так как же тогда происходил евангелизм? Все занимались этим, не полагаясь на известных проповедников. Люди евангелизировали самостоятельно. Каждый человек в теле Христа необходим для служения. Служение Народа Божьего требует, чтобы каждый из народа Божьего участвовал в служении.

Вот второй момент, на который стоит обратить внимание. Здесь проявляется единство. «Рядом с ним, рядом с ним, рядом с ним». Здесь есть как мужчины, так и женщины. Помните, тот человек с дочерьми? Есть правящие классы и рабочие классы. Комментаторы вникают во все эти имена, и объясняют, что это за люди. Здесь есть торговцы и священники, и все они работают вместе.

Это предвкушение и указатель того, что… Из-за того, что мы святы, мы — едины. Все мы — одно во Христе. И однозначно… Я закончу эту часть историей, и тогда будем читать главу 4, которая не такая длинная, кстати. Дэвид Мартин Ллойд Джонс, в своих толкованиях Ефесянам 1:15, рассматривает место в Ефесянам, где Павел говорит: «Я уверен в вашей вере, я слышал много хорошего о вас. О том, что у вас есть вера в Иисуса Христа, и любовь ко всем святым». И Ллойд Джонс говорит: «Это интересно, как Павел говорит, что два свидетельства того, что вы — настоящие христиане; две вещи, о которых я слышал о вас, подтверждающие, что вы — истинно верующие, это вера в Иисуса Христа» — это понятно — «и любовь ко всем святым».

Интересный факт о Ллойде Джонсе. Когда он стал христианином, он был королевским лекарем. Он работал врачом при королевской семье. Он работал на Лорда Хордера, и был ведущим молодым врачом. Если бы он просто остался на своем месте, он мог бы занять место Лорда Хордера, и, по сути, вошел бы в Палату Лордов. И вот, этот молодой человек из Уэльса, умный, окончивший медицинскую школу, успешный врач… Он поднимался к самой верхушке. Он был так близко к верхушке, что любой человек не аристократического происхождения в Британии… Не смог бы жить лучше. Нельзя было построить себе карьеру лучше, чем доктор Дэвид Мартин Ллойд Джонс в 1920х годах. И тогда он стал христианином. Он решил, что призван на служение, и оставил эту невероятно перспективную карьеру, и занялся небольшой… Миссией, по сути; небольшой церковью в бедной рыбацкой деревне в Уэльсе.

В нескольких разных местах он говорит о том, как, поселившись в Уэльсе, он был все еще молодым христианином, и иногда сомневался. Он рассказывал, что дьявол приходил и обвинял его. Я прочитаю вам цитату из его книги. Он говорит, что очень часто, приходил сатана, и задавал вопрос: «откуда ты знаешь, что ты — христианин?» И он не знал, что ответить. И вот, однажды, после того, как он провел некоторое время в Уэльсе, побыл пастором в этой деревушке, он обернулся и сказал: «Ответь мне тогда, сатана, почему я более рад поговорить о Христе с самой скромной рыбачкой в Уэльсе… Почему я более рад этому, чем обсуждать медицину со своими коллегами по образованию и социальному классу?» И он говорит, что, когда он начал задавать этот вопрос дьяволу, тот не знал, что ответить, и оставил его в покое.

Вот причина, по которой это может не задеть вас так глубоко. Мы — американцы, большинство из нас. Здесь есть люди из других стран, но все же. Пожалуйста, имейте в виду, что, по сравнению с Америкой, Британия очень сильно разделена на классы даже сегодня. А в те дни разделение было еще четче. Он общался с людьми пятью или шестью социальными рангами ниже, и неожиданно понял: «У меня больше общего со скромной рыбачкой из Уэлься, чем с людьми моего статуса, моего образования. Я чувствую связь с ней, с этими людьми, которой не чувствую с людьми подобными мне рассово, подобными мне эмоционально, подобными мне социально и по образованию».

Вы — христиане в первую очередь, а белые или черные или азиаты или латиноамериканцы уже во вторую. Понимаете? Послушайте. У идентичности есть уровни. Мой дедушка был иммигрантом из Италии. Отец моей матери. Я никогда не встречал его, он умер до моего рождения. Но, насколько я понимаю, будучи итальянцем в Америке, он гордился тем, что он — итальянец, ему нравилось быть итальянцем. Это было важной частью его идентичности. Он делал много разных занятий — он был мясником, грибным фермером, слесарем-водопроводчиком. Но его работа не была настолько важной, не была настолько основной в его личности, как его национальная принадлежность.

Но его дети — например, моя мама, которая ходила в школу для медсестер… Она выросла здесь, и посещала школу для медсестер. И она не без оснований гордилась тем, что она — медсестра и профессионал. И для нее, быть профессиональной, обученной медсестрой было намного важнее, чем итальянские корни. Ее итальянство не было основой. Иными словами, у нашей идентичности есть слои. Есть те, что снизу, у фундамента. Есть и по-выше, например, да, я итальянец, но это не так важно, как тот факт, что я — адвокат, или врач, или что-то вроде этого.

И вот, когда мы становимся христианами, наше переживание благодати, наше осуждение греха, ложится в самое основание. В основании сердца каждого человека лежит самый сокровенный фундамент. Помните то место, в начале второго фильма про Властелина Колец? Когда Гендальф сражается с Балрогом, и они падают в эту неимоверную пропасть, вниз, вниз, и вниз? До самой глубины земли. Название этого эпизода взято из терминологии самого Толкина. Оно называется «Предельное основание скал». Предельное основание скал — это самое дно, материковое ложе, фундамент всего. И в каждом сердце есть это предельное основание скал. И когда мы становимся христианами, это место занимает Христос. И что бы не случилось… Скажем, если вы — китаец, и становитесь христианином, вы не становитесь африканским христианином, или европейским христианином, вы становитесь китайским христианином. Но ваше христианство ложится глубже вашего китайства, глубже вашего итальянства, глубже вашей профессии адвоката или медсестры — глубже всего остального. Христианство ложится глубже жестокого обращения в детстве. Глубже чего бы то ни было, в предельное основание скал.

И что мы делаем тогда — когда мы встречаем других людей с таким же фундаментом, мы говорим: «Хотя ты и другой расы, другого класса, другого образования, я чувствую с тобой связь. Ты мне — больше брат или сестра, моя связь с тобой намного глубже, чем с другими людьми, которые не знают Христа, однако одной со мной расы, или социального класса, или образования». Так и получается: «Рядом с ним, рядом с ним, рядом с ним». Все эти разные люди, которые не стали бы работать вместе ни над чем другим — однако теперь они вместе. Все вместе. Это важно.

Итак, все мы святы. Мы — храм. Мы были вместе построены. У всех нас есть дары. А теперь — четвертая глава, я должен рассказать вам еще две вещи. Это будет намного короче, не только сама глава, но и этих два урока.

Когда услышал Санаваллат, что мы строим стену, он рассердился и много досадовал и издевался над Иудеями;

2 и говорил при братьях своих и при Самарийских военных людях, и сказал: что делают эти жалкие Иудеи? неужели им это дозволят? неужели будут они приносить жертвы? неужели они когда-либо кончат? неужели они оживят камни из груд праха, и притом пожженные?

3 А Товия Аммонитянин, [бывший] подле него, сказал: пусть их строят; пойдет лисица, и разрушит их каменную стену.

4 Услыши, Боже наш, в каком мы презрении, и обрати ругательство их на их голову, и предай их презрению в земле пленения;

5 и не покрой беззаконий их, и грех их да не изгладится пред лицем Твоим, потому что они огорчили строящих!

6 Мы однако же строили стену, и сложена была вся стена до половины ее. И у народа доставало усердия работать.

7 Когда услышал Санаваллат и Товия, и Аравитяне, и Аммонитяне, и Азотяне, что стены Иерусалимские восстановляются, что повреждения начали заделываться, то им было весьма досадно.

8 И сговорились все вместе пойти войною на Иерусалим и разрушить его.

9 И мы молились Богу нашему, и ставили против них стражу днем и ночью, для спасения от них.

10 Но Иудеи сказали: ослабела сила у носильщиков, а мусору много; мы не в состоянии строить стену.

11 А неприятели наши говорили: не узнают и не увидят, как [вдруг] мы войдем в средину их и перебьем их, и остановим дело.

12 Когда приходили Иудеи, жившие подле них, и говорили нам раз десять, со всех мест, что они нападут на нас:

13 тогда в низменных местах у города, за стеною, на местах сухих поставил я народ по-племенно с мечами их, с копьями их и луками их.

14 И осмотрел я, и стал, и сказал знатнейшим и начальствующим и прочему народу: не бойтесь их; помните Господа великого и страшного и сражайтесь за братьев своих, за сыновей своих и за дочерей своих, за жен своих и за домы свои.

15 Когда услышали неприятели наши, что нам известно [намерение] [их], тогда разорил Бог замысел их, и все мы возвратились к стене, каждый на свою работу.

16 С того дня половина молодых людей у меня занималась работою, а [другая] половина их держала копья, щиты и луки и латы; и начальствующие [находились] позади всего дома Иудина.

17 Строившие стену и носившие тяжести, которые налагали [на них], одною рукою производили работу, а другою держали копье.

18 Каждый из строивших препоясан был мечом по чреслам своим, и [так] они строили. Возле меня находился трубач.

19 И сказал я знатнейшим и начальствующим и прочему народу: работа велика и обширна, и мы рассеяны по стене и отдалены друг от друга;

20 поэтому, откуда услышите вы звук трубы, в то место собирайтесь к нам: Бог наш будет сражаться за нас.

21 Так производили мы работу; и половина держала копья от восхода зари до появления звезд.

22 Сверх сего, в то же время я сказал народу, чтобы в Иерусалиме ночевали все с рабами своими, —и будут они у нас ночью на страже, а днем на работе.

23 И ни я, ни братья мои, ни слуги мои, ни стражи, сопровождавшие меня, не снимали с себя одеяния своего, у каждого были под рукою меч и вода.

И снова, из этого можно извлечь уроки того, как Неемия проявлял разум и мудрость под давлением. Я все равно думаю, что было бы лучше рассмотреть это в контексте того, на что эта глава указывает в истории спасения, и в плане того, что делает Бог, чем извлекать из этой главы практическое применение лидерских принципов. Хотя можно сделать и это. Я не против. Но так как у меня осталось немного времени, вот, что я хочу вам показать.

Две вещи. Первая: здесь есть интересный и важный пример одной из основных тем Библии, которая приходит к развязке снова-таки на кресте. И это — отношение между Божьим владычеством и человеческой ответственностью. Отношения между Божьим владычеством и человеческой ответственностью. Обратите внимание, что в девятом стихе написано: «И мы молились Богу нашему, и ставили против них стражу». Мы молились нашему Богу и ставили стражу.

В 38 главе Исаии есть интересное место, где царь Езекия умирает, и знает, что скоро умрет, и молится: «Боже, спаси меня». И Бог говорит Езекии через Исаию: «Ладно. Ты выздоровеешь, и проживешь еще 15 лет». Езекия отвечает: «Это классно», а Исаия говорит ему: «Сделай горячий компресс из фиг, и приложи это к нарыву, к воспаленному участку, и выздоровеешь». Это одно и то же. Я молился Богу, Бог ответил: «Я тебя исцелю», и вот лекарство. Я молился Богу, Бог ответил: «Я буду сражаться на вашей стороне», и вот оружие.

Снова и снова в Библии проводится ударение на то, что Божье владычество и человеческая ответственность работают вместе. У нас есть склонность говорить: «Если Бог тебя действительно защищает, то тебе и стража не нужна». И если ты ставишь стражу, то значит не веришь, что Бог тебя защищает, так ведь? Нет. Нет, на оба вопроса.

Для меня, мой любимый пример этого — в книге Деяний. Деяния 27, Павел в лодке, он — узник на пути в Рим. И в этой лодке моряки, которые управляют лодкой, и солдаты, которые сопровождают Павла. Тут начинается жуткий шторм, и продолжается несколько дней. И в один момент, к Павлу приходит ангел Господень, и говорит: «Хотя лодка не уцелеет, вы все спасетесь. Ни один человек не умрет». И Павел говорит об этом всем.

Принимая в внимание все остальное, что говорит Библия, это означает, что никто из них не умрет. Потому что Второзаконие 18 говорит, что если пророк сделает предсказание, и оно не сбудется, убейте его. Он не говорит от Господа. В 1 Царств 15 есть одно известное место, где говорится: «Бог — не человек, чтобы Ему раскаиваться». Так что, если Он говорит пророку, что что-то произойдет, то оно произойдет. Однако же, когда мы добираемся до стиха 31 — это 27 глава Деяний. В стихе 22 он говорит всем, что никто не умрет. Однако в Деяниях 27:31, корабельщики начинают очень волноваться. Они крадутся в ту часть корабля, где есть шлюпка, и хотят спустить шлюпку. Павел видит это, или узнает об этом, бежит к солдатам, и говорит: «Нужно, чтобы они остались на корабле, или мы все умрем».

Погодите минутку. Почему Павел не сказал: «Эй, Бог же обещал, что никто не умрет. Так что, нет особой разницы, что они делают. Пусть хоть ныряют, если хотят. Нет никаких шансов, чтобы кто-то умер. Потому что Бог обещал нам. Так что, пусть плывут в шлюпке, или без шлюпки — какая разница?» Но нет, он говорит: «Мы все должны остаться на корабле». Что происходит?

Как Джей Ай. Пакер, в своей книге «Евангелизм и Владычество Божье», и Дон Карсон в своей книге о Божьем владычестве и человеческой ответственности — по-моему, она так и называется, да? Я должен признаться, что книга Дона немного более богата теологически, чем книга Пакера, скажем так. Но если вы прочитаете обе эти книги вместе, вы усвоите одну тему, которая достигает совершенства на кресте. Когда, после распятия, Петр проповедует самую первую проповедь. Он смотрит на людей вокруг себя, которые пришли в Иерусалим, и говорит: «Иисус Христос был принесен в жертву по определению Божьему, а вы распяли Его руками грешников». Видите, с одной стороны, Иисус Христос абсолютно точно должен был умереть. Но с другой стороны, те, кто отдали Его на распятие, абсолютно ответственны за то, что сделали. Ваши действия были важны, вы отвечаете за свои дела.

В действительности это значит, что, не смотря на то, как плохо пойдут дела — с одной стороны, Бог полностью контролирует все, а с другой — наши действия имеют значение. И я знаю, что интеллектуально, нам трудно понять, как это может быть правдой одновременно. Ведь кажется, что если Бог управляет всем, то не важно, что я делаю. Но если все, что я делаю — важно, действительно важно, то как может все происходящее быть частью Божьего плана? Я понимаю, что логика здесь сложная, но я хочу, чтобы вы поняли, насколько практично в сердцевине настоящей жизни верить тому, что говорит Библия.

Если бы я действительно верил, что мои действия могут изменить план Божий, что мои молитвы могут изменить Божий план… Если вы это верите, и снова молитесь, вы не задумываетесь. У вас слишком большая вера в свою мудрость. Некоторые из вас знают, я говорил об этом раньше, но есть такая старая шутка. Я часто говорю ее молодым людям. Я говорю: «Когда тебе было десять, ты мог припомнить, что в восемь лет ты был дурак дураком. Когда тебе пятнадцать лет, и ты вспоминаешь, каким был в десять, все то, что ты писал и во что верил, ты аж содрогаешься. И в двадцать лет ты думаешь, что в пятнадцать ты был глуп; и в тридцать ты думаешь, что в двадцать лет ты был глуп. И знаешь что? Ты глуп и сейчас». Прямо сейчас ты тоже глуп.

И следовательно, если бы я действительно верил, что ваши молитвы могут изменить волю Божью, могут повлиять на план Божий, я бы никогда больше не молился, и вам бы не советовал. Откуда нам знать, что должно произойти? Мы не знаем, что должно быть. Но с другой стороны, если мы верим, что все уже предопределено, и нет разницы, как мы живем, то у нас нет стимула выкладываться на все силы.

Библия говорит, что то, что мы делаем, важно. Наши действия важны, мы несем ответственность. И в то же время, мы не сможем полностью загубить свою жизнь, потому что вся власть — у Бога. И нам нужно помнить это, иначе мы не сможем полноценно жить. Вот по этой причине люди, распявшие Христа, были виновны, но в то же время Его смерть была абсолютно неизбежной.

И вот последний пункт. Не самая главная, но последняя тема, которую мы можем взять себе из 4 главы. Это почти закономерность, что, делая что-то для Бога, мы будем переживать атаки в каком-то виде. Иисус Христос был крещен Духом. Сошел голубь, «Это Сын Мой, в котором Мое благоволение», это возвышение — и вот Он уже в пустыне, искушаем дьяволом. Такова христианская жизнь. Это и есть христианская жизнь. Мы видим это снова и снова, это происходит постоянно, одно за другим. Крещение Иисуса, а также великий триумф Илии на горе Кармил, над пророками Ваала — после этого он впадает в большую депрессию. Снова и снова мы видим, как иногда, делая добрые дела, делая великие вещи, мы натыкаемся на наибольшее сопротивление. Почему?

Во первых, если вы относите себя к Иисусу Христу, вас будут преследовать. Послушайте благословение, которое мы больше всего ненавидим. Прочитать вам его? «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали [и] пророков, бывших прежде вас». И, конечно, 2 Тимофею 3:12, «Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы».

Все. Мы все ощутим эту насмешку и презрение. Насмешку и презрение. «Услыши, Боже наш, в каком мы презрении». Одна из вещей, которые ни капли не изменились. Ни капли не изменились. Это что нас презирают. А презирают нас ради Господа.

Скажу еще две вещи, прежде чем предложить вам лекарство от этого. Интересно заметить, что другие основатели великих религий не умерли с позором. Будда, Мухаммед, Конфуций — согласно тому, что мы знаем, они достигли успеха. У них было множество проблем, но умерли они старыми, в полноте лет, в окружении почитателей. И во многих аспектах они достигли победы. Иисус Христос умер молодым, без друзей и в позоре. Почему?

Я думаю… На человеческом уровне, Его притязания были намного выше. Энн Райс, та самая Энн Райс, которая написала историю о вампирах, и все такое. Я знаю, что у нее была очень странная духовная траектория. Несколько лет назад, она пыталась написать историю о христианстве. И, как и большинство писателей, пыталась изучать свою тему. И стала читать исследователей Нового Завета. И она была ошеломлена тем, что так много людей в мире истории и исследований Нового Завета испытывают неприязнь к человеку, которого изучают. Вот, что она говорит:

«Я обнаружила, что многие исследователи» — из тех, которые проводили исторический обзор Иисуса — «Я обнаружила, что многие исследователи, посвятившие всю свою жизнь исследованию Нового Завета недолюбливали Иисуса Христа. Некоторые жалели Его, как беспомощного неудачника, некоторые насмехались над Ним, некоторые проявляли неприкрытое презрение. Я никогда не находила такого ни в одной другой области исследований. Люди, которые углубляются в исследование Елизаветинского периода не делают это для того, чтобы доказать, что Королева Елизавета была глупцом. Они не делают насмешливых замечаний о ней, и не посвящают всю свою карьеру тому, чтобы раскритиковать ее историческую репутацию. Да, конечно, иногда исследователи могут исследовать злодея. Но и тогда, они обычно отстаивают его или ее значение для истории. Но основном, исследователи не проводят всю свою жизнь в сопровождении исторической личности, которую открыто презирают. Однако же, эти исследователи Нового Завета ненавидели и презирали Иисуса Христа».

Суть в том, что, если вы относите себя к Иисусу Христу, вас будут презирать. « Услыши, Боже наш, в каком мы презрении». Что нам делать, когда это происходит? И сейчас, в западной общественности, нас презирают больше, чем за долгое время. Вот вам ответ — не делайте так: «Услыши, Боже наш, в каком мы презрении… и не покрой беззаконий их, и грех их да не изгладится пред лицем Твоим, потому что они огорчили строящих!»

Дерек Киднер, который написал комментарии о книгах Есфирь и Неемии, и великолепные комментарии к Псалмам, говорит о проклинающих псалмах. Это те псалмы, где, в Ветхом Завете, говорится: «Господи, затми их, не прощай их, не забывай их вины». Он говорит, что нужно помнить несколько вещей. Я помню то место в Ветхом Завете — это, кажется, Псалом 137 — где псалмопевец говорит: «Боже, сделай с вавилонянами то же, что и они сделали с нами. Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень».

Вавилоняне так и делали. В те дни так поступали. Когда армия грабила город, они брали младенцев того города, который захватывали, держали их за ноги, и разбивали их головы об камень. «Господи, пусть с ними так же поступят». И Дерек Киднер говорит: «Помните о трех вещах».

Первое: это вопли о несправедливости. Они восклицают о несправедливости. Христиане и сегодня должны восклицать о несправедливости. Рассказывайте Богу о несправедливости, просите Его что-то сделать об этом. Он — Бог справедливости. Не сдавайтесь, не говорите: «Такова жизнь».

Второе: обратите внимание, что даже в Ветхом Завете, почти всегда, те, кто так молятся, не мстят сами, а говорят: «Боже, Ты отомсти». Так что даже тогда, они знают о правде. Но вот, что он добавляет: «По эту сторону креста, христиане и молиться так не должны». Так говорит Дерек Киднер, и, по-моему, он прав. Почему? Потому, что мы знаем вот что: Божий Младенец был разбит, Его ударяли, Его распяли, и Его презирали, чтобы дать нам имя, которое никогда не умрет.

Ваша репутация, ваше доброе имя? Они не могут презренными, не в конечном счете. Потому что мы… Наши имена записаны на небесах. Так что наша репутация сохраняется. Почему? Потому что Он был презрен. Он потерял Свою репутацию, оставил всю Свою славу. Он пережил все эти гонения. И когда это случится с вами, когда нас презирают, скажите: «Боже, в Тебе мое оправдание».

Именно это и делает Неемия. Мы ищем в Тебе возмездие. Но у нас есть возможность прощать и любить своих врагов, которой не было у Неемии. И мы должны ее использовать. В определенном смысле, я думаю, Иисус говорит что-то вроде этого: «Слушайте, если ваша репутация немного пострадает, если вас будут немного преследовать, то, когда вы вспомните, что Я сделал ради вас, вы это переживете. Я понес высший позор. Я был отвергнут даже своим Отцом. Я вынес тот позор, который вы заслужили. Я был отвержен вместо вас. Чтобы теперь вы могли знать, что ваши имена записаны на небесах, что вы — граждане Высшего Города, вы окружены высшими стенами спасения. Вы не можете это потерять, потому что вы — мои. Вы с этим справитесь. Говорите обо Мне, делайте Мою работу. И если вас будут презирать — те, кто смотрит на Меня, никогда не будут устыжены».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *