История Китона

Когда я увидел его… Знаете, это совсем не приятно, смотреть как кто-то умирает. У меня сразу возник вопрос: «Ну и что ты скажешь ему?» Что вообще можно сказать человеку, который умирает? Я в своей жизни видел достаточно много умирающих людей.

Мне хотелось, чтобы он узнал Бога, потому что Бог это единственная надежда. Бог — это единственная сила, способная буквально поднять из мертвых. А еще я хотел, чтобы у него был мир и покой в сердце.

Скачать: по запросу в комментариях

Я рассказывал ему о том, как я в своё время был зол на Бога, как моя жизнь не имела для меня смысла. Оказалось, что он видел мои видео на Youtube, и поэтому мой приход его очень обрадовал. Да и вся его семья была тронута, когда мы пришли к ним домой. Он сказал, что я являюсь для него ободрением. А я ответил ему: «Нет, это ты ободрение для меня». Я сказал: «Я не знаю, что бы я делал на твоем месте. А ты не сдался, ты продолжаешь бороться за жизнь». Я сказал: «Ты мой герой». Он заплакал и обнял меня.

Я посмотрел ему в глаза и спросил: «Знаешь ли ты Бога?» — Он замолчал и молчал до тех пор пока я снова не заговорил с ним. Я сказал: «Твоя ситуация это вовсе не наказание от Него, и на самом деле Бог не отвернулся от тебя. Уверен, что много людей уже молилось за тебя. Но я тоже хочу за тебя помолиться Богу. Я видел тех, кто по уши в проблемах, я видел чудеса, видел как слепые прозревали, как глухие начинали слышать и как парализованные начинали ходить». И он ответил: «Конечно, помолись, пожалуйста».

Тогда я сказал: «Послушай, Он может и не исцелить тебя. Но что тебе нужно знать так это то, что если ты умрешь, то попадешь на Небеса. Там больше не будет слёз, не будет боли, никаких болезней, никакого рака. И вся семья, если они тоже поверят в Бога, они все будут там».

В тот день он выглядел очень-очень слабым. И я помолился за него. Затем я рассказал ему Евангелие. Мы были с ним лицом к лицу и я сказал: «Знаешь, я верю, что в жизни нет ничего случайного. Я верю, что у Бога есть план для тебя и верю, что ты сможешь тронуть сердца людей». Затем я спросил: «Что бы ты хотел сказать этому миру?».

Он спросил: «Что ты имеешь ввиду?» Я сказал: «Представь, что все камеры мира сейчас направлены на тебя. Что бы ты хотел сказать людям?». Он молчал долгих 60 секунд. Потом сказал: «Мне нужно подумать». Я сказал: «Хорошо, я приду к тебе снова».

Китон тогда еще не был христианином. У него была мечта закончить школу и побывать на своем выпускном вечере. Поэтому мы помолились за его желание, мы просили Бога: «Боже, пожалуйста, окажи милость, дай сил, чтобы Китон смог дожить до выпускного». И по милости Божьей так и случилось.

Я отдал его в руки Господа и уехал. Прошло время, раз шесть мы пытались созвониться с ним по телефону, я тогда был в Гонконге. Но когда он добирался до телефона, у него не оставалось сил говорить. Он не хотел говорить через посредника, и каждый раз он говорил — давай попробуем в следующий раз, давай подождем, давай подождем, давай подождем…

В конце-концов, я предложил ему: «Давай я буду задавать вопросы, а ты просто будешь отвечать да или нет».

Я спросил: «Отдал ли ты свою жизнь Богу? Веришь ли ты в Бога?»
И он сказал: «Да».
«И ты веришь, что Он — Спаситель? И что у Бога есть для тебя план?»
И он снова ответил: «Да». Он сказал: «Я спокоен, пусть Господь делает как Он хочет». И добавил: «Я не злюсь на Бога за то, что произошло».

Потом он впервые попал в больницу. После того как его выписали, он сказал мне: «Теперь я знаю, что сказать миру».
Я спросил его: «Что бы ты хотел сказать?»
Он ответил: «Людям нужно понять, что они должны оставить след в истории, след в жизнях людей». Он сказал: «Просто сделайте что-то» — вот что он хотел сказать людям: «Просто сделайте что-то, чтобы оставить след в чьей-то жизни. Что-то, за что вас будут помнить. То, за что вас будут помнить». Он повторил это три раза.
И я спросил: «Хорошо, это все?»
Он сказал: «да».
Я сказал: «А то, что они могут узнать Бога?»
Он ответил: «Конечно, и об этом тоже!»
Я сказал: «Ну что же, если именно то, что ты хотел сказать всему миру, считай, что ты сказал это, ты оставил свой след».
После этого, я сказал: «Теперь, когда ты оставил миру свое послание, когда ты, как и хотел, окончил школу и побывал на выпускном вечере, ты готов идти?»
Он сказал: «Я готов идти».
Я сказал: «Я буду молиться за твой отход к Отцу». Это был последний разговор с ним. «Я буду молиться за твой отход, доверим Богу все остальное». И мы помолились. Он плакал. Он благодарил меня и благодарил. А потом все закончилось. Он ушел домой…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *