На ступенях престола

Размышления о молитвенной жизни. Сегодня в моем сердце есть желание сказать вам кое-что о молитве. Что такое молитва? Что она собой представляет? Какова её природа?

Не претендуя на полный ответ, можно сказать, что молитва имеет пять основных аспектов: общение, по­виновение, прошение, сотрудничество с Богом, борьба. Хотя каждый из этих аспектов может служить опре­делением молитвы, настоящая молитва не может обой­тись без какого-либо из них. Она включает все.

1. Общение

Во-первых, молиться — это быть в общении, в гармонии с Богом. Это значит открыть Ему настежь дверь сердца, руководствуясь любовью к Нему. Ни одна мо­литва, достойная своего названия, не может без этого обойтись. Никакая молитвенная жизнь не может воз­двигаться на ином основании. Молитва для нашей ду­ховной жизни значит то же, что дыхание для жизни фи­зической. Мы дышим, не задумываясь: «Вдохнуть ли мне еще немного воздуха? Или на сегодня хватит?»

Дыхание существенно отличается от других жизнен­но важных процессов, например, питания и др., кото­рые осуществляются под контролем нашей воли. Мы дышим непроизвольно. Дыхание не является результа­том усилия нашей мысли.

Можно сказать, это привыч­ка, под которой мы понимаем нечто неуловимое для наблюдения того, кто дышит. Это происходит автома­тически, неосознанно, постоянно. Когда привычка укореняется, она становится незаметной для нас в повсе­дневной жизни.

Таково и общение с Богом: оно непрерывно про­должается. Да! В общении с Господом мы непроизволь­но и естественно открываем Ему свое сердце. Вот в чем заключается главное основание молитвенной жизни, и мы должны бодрствовать, чтобы это основание было на своем месте. Это ещё не вся молитвенная жизнь, но это постоянный контакт с Господом, это привычное обще­ние, и оно должно находиться в основании всех видов нашей разумной деятельности.

Здесь есть нечто, что нельзя переоценить, ибо если у нас есть основание, вся наша молитвенная жизнь будет отражать это. Трудности, которые мы призваны преодолевать, не будут такими болезненными, если мы живем в тесном общении с Богом.

Наши страдания увеличиваются от расстояния, от­деляющего нас от Бога, и от необходимости найти путь, ведущий в Его присутствие. Я почти уверен, что очень часто трагические обстоятельства, которые мы время от времени переживаем, преследуют по замыслу Божь­ему цель восстановить между нами и Им утерянную связь. Но эти испытания не принесут плода, если мы не достигнем цели Божьей. Восстановив в Ним общение, мы не должны оставаться только на этом духовном уровне. Нам следует еще крепче прилепиться к Нему, чтобы в час скорби познать Истинную цену молитвы.

2. Повиновение

Во-вторых, молитва — это повиновение. Здесь воз­никает противоречие. Молиться — значит повиновать­ся. Пассивное бездействие, к которому иногда стре­мятся, чтобы получить уверенность, не имеет ничего общего с молитвой.

Множество людей очень дорожит понятием, согласно которому пассивность и инертность — некие формы уверенности. Но это не молитва. По­виновение — отнюдь не пассивность, оно всегда побу­ждает к действию и не может обойтись без усилий во­ли. Мы еще к этому вернемся.

Есть множество христиан, которые утверждают, что доверяются Господу, спокойно полагаются на Него, и думают, что повинуются. Это особенное состояние ду­ши вытекает из их метода обращения к Богу. Но повто­ряю еще раз, это — не молитва. Безропотное согласие со всем, что случается в нашей жизни,— это не пови­новение и не молитва.

Повиноваться — это войти в гармонию с Божест­венным замыслом. Повиновение, являясь понятием нравственного порядка, может включать борьбу. Во всяком случае оно неизменно включает элемент дейст­вия. Оно вовлекает волю.

Под каким бы углом мы не рассматривали молитву, она всегда имеет активный характер. В ней нет ничего пассивного. Рассчитывать на Бога — совсем другое. Может быть, это форма уверенности, но она не входит в понятие молитвы. Вера имеет место в данном случае, но вера всегда активна. У нее нет ничего общего с пас­сивностью.

Битва может разразиться еще до того, как вера войдет в состояние покоя. На самом деле часто так и происходит. Но между покоем веры и тем, что мы назвали безропотным согласием, огромная разница. Покой в вере — это полное соответствие нашего суще­ства Божественному замыслу. Без сомнения, этот ас­пект молитвы вызывает множество вопросов, но важно знать, что в молитве содержится элемент повиновения, и оно всегда активно.

Повиновение, о котором мы говорим, не в том, что­бы, упав на колени перед Богом, сказать: «Господи, мне хочется верить, что все будет хорошо. Я согласен со всем, что со мной происходит. Я полностью полагаюсь на Тебя». Нет и нет! Повиноваться — значит стремить­ся понять Божественный замысел. Это осознанный акт воли, который находится в согласии с Богом, и принци­пиальная позиция ко всему, что Он может пожелать.

Очень часто лишь после ужасной борьбы, дорогой ценой удается занять эту позицию. Вот откуда вытека­ет подчинение. Вот какое повиновение необходимо.

3. Прошение

В-третьих, молитва — это прошение, ходатайство, просьба. И, наверное, этот аспект мы должны рассмот­реть самым тщательным образом. В Слове Божьем мо­литва чаще всего представлена именно в этом виде. Действительно, если мы заглянем в словарь, то обнару­жим, что молиться — значит просить, упрашивать.

Здесь мы как раз и встречали самые большие трудности. Не будет лишним основательно исследовать эту тему и убедиться, что молитва имеет объективную силу.

Я уверен, что со всеми случалось такое: мы просили Бога о чем-то и вдруг как бы наталкивались на что-то исходящее из нашего разума; это вмешательство не­ожиданно парализовало наш порыв и разрушало уверенность.

Вот что я имею в виду: объективная сила мо­литвы, т.е. её способность принести перемены не действует тогда, когда мы только пытаемся выразить свои желания, и происходит это из-за препятствий, исходящих из нас самих. Наши просьбы и пожелания на­тыкаются на различные лживые доводы, как правило, смутные и неопределенные. Вот некоторые из них.

«Бог знает все наперед. Он уже знает, как все окон­чится. Он знает, что делает, следовательно, молитва не обязательна».

«Бог добр, терпелив, сострадателен, Он сделает так, что все будет хорошо, следовательно, наша молитва из­лишня».

Или же: «Божье предвидение, предопределение де­лает молитву бесполезной».

Или еще: «Бог есть Господь всех. Всё происходит с Его согласия, Его силой, и всё должно послужить к на­шему благу. Молиться — значит показать недостаток веры».

Ещё так: «Божественная широта «Его плана», Его за­коны, управляющие всем, свершение Его непреложной воли абсолютно непостижимы для нашего разума. Кто мы такие, чтобы осмеливаться вмешиваться в ход собы­тий? Не слишком ли мы много берем на себя?»

Может быть, вы не думали именно так, может быть, эти доводы не были сформулированы в вашем уме так четко, но как бы вы ни выражали свои мысли, не про­никает ли иногда суть этих доводов в ваше сердце по­мимо воли, тайком, угашая усердие и пыл молитвы?

Что-то необъяснимо проникает в святое святых и в определенный момент шепчет нам: «А зачем? Бог знает лучше, что тебе надо. Его план все равно осуществится. Зачем беспокоиться?».

И молитва угасает не столько из-за четко сформу­лированных аргументов, сколько из-за смущающего нас впечатления противоречия.

Здесь важно отметить, что модернизм нашей эпохи решительно отвергает объективную силу молитвы. Он придает ей лишь субъективное значение, которое она имеет через благотворное влияние на того, кто молит­ся, через изменения в поведении, вызванные ею, через уважительное отношение к святыне.

Пожалуй, вернемся к нашим размышлениям. Сейчас достаточно подчеркнуть, что, изучая третий аспект мо­литвы, важно иметь в виду следующее. Во-первых, это важнейшее место принадлежит уже упомянутым нами общению и повиновению.

Молитва-прошение, в которую мы, слава Богу, ве­рим, и которой пользуемся, мало что дает без общения с Господом. Без этого молитва превращается в фор­мальную сделку, хотя на самом деле именно общение с Господом должно воспламенять наши просьбы и ходатайства. Также обязательно и повиновение; иначе было бы легко поставить молитву на службу нашей корысти и эгоистичным целям.

Наше принципиальное повиновение Божьей воле создает атмосферу согласия, а прошения могут осно­вываться на общей воле между Ним и нами и на совер­шенном единстве взглядов.

Во-вторых, несмотря на все трудности, упомянутые выше, молитва в принципе является актом веры. Вы можете до изнеможения спорить о власти Бога, о пре­допределении и прочем, можете даже не верить в то, что Бог отвечает на молитву. Но несмотря на все доводы, разрушающие основание молитвы и умаляющее её значение, мы молимся и будем молиться. Именно это и делает из молитвы акт веры.

Не нужно бояться испытаний.

Однако мы еще не закончили наше исследование. Остановимся пока на этом выводе. Тема слишком серь­езная, чтобы нам уклоняться от трудностей.

4. Сотрудничество

Сотрудничество с Богом — истинная цель, мотив молитвы. Все другие аспекты: общение, повиновение, прошение, борьба вытекают из данного.

Все они обеспечат нормальное функционирование единого целого только после того, как мы поймем, что молитва — это сотрудничество с Богом. Только заняв это положение, можно ожидать благоприятных резуль­татов.

Вот истинный мотив молитвы. Вот её сущность. Мо­литвенную жизнь можно обрести, только идя этим пу­тем.

Вы хотите быть свободными, когда приближаетесь к Престолу? Осознайте, что вы сотрудничаете с Богом. Он знает, над чем трудится. До тех пор, пока вы не займете положение сотрудничества и зависимости от плана Божьего, молитва не будет ни живой, ни свобод­ной, а на вашем сердце останется лежать бремя забот.

Сотрудничество с Богом вдребезги разбивает эгоизм в молитве и упраздняет наше «я». Вот в чем ценность сотрудничества. Отсюда вытекает, что молитва вовлекает нас в Божий план, в Божьи методы, в Божье время, в Божий Дух, т.е., осмелюсь так выразиться, в такое со­стояние духа, которое предполагают Божьи дела.

Каждый из этих элементов важен сам по себе. Очень хорошо знать план Божий. Но нужно еще знать методы, которыми Он осуществляет Свой план. Однако знать план и методы недостаточно. Нужно знать час, в который Бог желает действовать. А когда время Божье настало, нужно еще что-то важное.

Нужно не просто принять участие в деле Божьем, нужно быть в духе, ко­торый сам по себе является выражением Божественно­го поведения и указывает на Бога, ничего в Нем не ис­кажая. Все это составляет сотрудничество.

Общение, повиновение, прошение. Объедините вместе эти три аспекта. Поставьте их на свое место. Бодрствуйте, чтобы ничего не мешало их взаимодейст­вию, всё сообразовывайте с волей Божьей — и в итоге получите сотрудничество.

5. Борьба

Христианскую жизнь часто сравнивают с войной, потому что на верующих обрушиваются многочислен­ные беззакония и удары. Но сравнение с войной слиш­ком мягкое, так как противниками духовной жизни становятся не только вещи и люди, но духи, действую­щие под руководством князя тьмы.

Тот, кто последовал за Господом, не озираясь назад, знает, что такое нападение этого противника.

«Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6,12).

Поле этой беспощадной битвы — молитва. От мо­литвы зависит победа. Именно в молитве мы сталкива­емся с вражескими силами и побеждаем их.

По причи­не всего вышесказанного молитвенная жизнь верующе­го была и остается главной мишенью нападок сатаны. Именно в этом направлении он сосредоточивает всё своё внимание и силы. Его стратегия заключается в том, чтобы захватить эту позицию и сохранить её за собой. Если ему удается каким-либо образом свести на нет нашу молитвенную жизнь,— он может праздновать победу, он одолел святых, он разрушил намерения Бо­жьи.

Чтобы разрушить молитвенную жизнь верующего, противник предпринимает особые усилия, насилие и хитрость. Он делает это по-разному. Вначале может быть предварительная стадия. Он пытается отвратить нас от молитвы и ведет ожесточенную битву, чтобы просто не дать начать молиться, и даже не молиться, т.е. выговаривать слова, а понимать истинные нужды Бога в молитве, обладать необходимой свободой.

Нет таких уловок и хитростей во всем арсенале дьявола, ко­торые он не применил бы для разрушения молитвы в Духе.

Может быть, вы думаете, что он будет препятство­вать вашим добрым делам? Вовсе нет. Наоборот, он приложит все силы, чтобы вовлечь вас в труд для Господа, при этом похищая последние минуты, которые вы могли бы посвятить молитве.

Его мало волнует, что мы беспрерывно заняты делом Божьим, проповедуем де­сять раз в неделю, покидаем собрание только для того, чтобы сделать самое необходимое. Он отлично знает, что труд для Господа, не основанный на молитвенной, духовной, победной жизни, не даст больших плодов в будущем и не послужит славе Божьей.

Я повторяю еще раз: его мало заботит наша ревность. Отдавайте для Господа все свои силы, но если вы оставите в стороне молитву, ничего хорошего не получите. Одна из ковар­нейших ловушек сатаны — это настолько занять нас де­лами Божьими, чтобы приведенная в беспорядок мо­литвенная жизнь влачила жалкое существование. Хо­рошо еще, если она влачит хоть жалкое существование.

— «Господи, я слишком занят Твоим делом, чтобы найти время для молитвы».

Дорогие мои, знайте, такое извинение Господь ни­когда не примет. Идет битва, ставкой в которой являет­ся наша молитвенная жизнь. Что же нам делать? Мне кажется, занять принципиальное положение, основан­ное на победе Голгофского Креста, принять решение любой ценой отдавать должное молитве. Нам необхо­димо прибегнуть ко Кресту Господа Иисуса во всей его полноте и силе. Нужно изгнать противника и освобо­дить место для молитвы.

Будем брать пример с Шаммы, который на чечевич­ном поле один победил целое воинство филистимлян. Чечевичное поле представляет нашу молитвенную жизнь, которую нужно защищать от противника и по­святить Голгофской победе. Да, противник делает всё возможное, чтобы повредить молитве, и наша задача — защитить место, предназначенное молитве.

Мы лишь слегка коснулись данной темы, но то, что мы сказали, очень важно. Можно утверждать, что если противнику не удается полностью уничтожить молитву, он сделает всё, чтобы ей помешать. Если же ему не уда­стся помешать, он постарается уменьшить её результа­ты будем бодрствовать, возлюбленные! Сохрани нас бог от небрежного отношения к молитве. Ответствен­ность слишком большая!

Что бы ни случилось, мы в любую минуту можем призвать имя Господа и дать Ему возможность сделать что-то новое в наших отношениях с Ним.

«Искал Я у них человека… который стал бы предо Мною в проломе за сию землю…». Иез. 22,30.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *