10 ошибок, которых следует избегать, говоря об освящении и евангелии

Множество книг и сообщений в блогах о законе и евангелии, о благодати и усилиях, о хорошей вести об одном и плохой вести о другом ясно показывают, что христиане продолжают бороться с учением о прогрессивном освящении. Могут ли христиане делать что-то действительно хорошее? Можем ли мы угодить Богу? Стоит ли стараться это делать? Есть ли в христианской жизни место усилиям? Может ли Бог разочароваться в христианине? Выдвигает ли евангелие какие-либо требования? Это хорошие вопросы. Подобающие ответы на них требуют точности и многих нюансов.

К счастью, нам не нужно изобретать велосипед. Реформатские исповедания веры и катехизисы XVI–XVII веков дают ответы на все подобные вопросы. Те из нас, кто разделяет «Три формы единства» (вероисповедные документы, состоящие из Гейдельбергского катехизиса, Бельгийского исповедания веры и Канонов Дортского синода. — Авт.) или Вестминстерские стандарты, связаны долгом утверждать, преподавать и защищать истины, которым обучают эти вероисповедные документы. Те, кто не принадлежит к данной вероисповедной традиции, могут тем не менее почерпнуть мудрость из того, что говорили на эту тему христиане минувших веков. Главное же в том, что указанные стандарты осознанно основаны на определенных местах Писания. Мы можем многому научиться из того, что преподают нам документы, основанные на Библии.

Иногда истина видна яснее, если идти к ней от противного. Поэтому вместо того чтоб утверждать, во что следует верить относительно освящения, я бы хотел объяснить, во что нам не следует верить и что не следует говорить. Каждый из этих пунктов взят непосредственно из одного или нескольких реформатских исповеданий веры или катехизисов. Поскольку я лучше знаком с вероисповедными документами «Три формы единства», я буду придерживаться именно их, однако то же богословие можно легко найти в Вестминстерских стандартах (см. Вестминстерское исповедание веры, гл. 13, 16, 18, 19; Вестминстерское полное исповедание веры, в. 75–81, 97, 149–153; Краткое исповедание веры, в. 35, 39, 82–87).

 

Ошибка 1. Наши добрые дела в небольшой мере оправдывают нас перед Богом

Это отрицает Евангелие. Совершаемое нами добро бесполезно для нашего оправдания, поскольку «даже лучшие наши дела в этой жизни совсем не совершенны и осквернены грехом» (Гейдельбергский катехизис, в. 62). Мы «не можем совершить какого-либо дела, за исключением того, что загрязнено нашей плотью, а также — заслуживает наказания» (Бельгийское исповедание веры, арт. 24).

 

Ошибка 2. Мы должны быть хорошими христианами, чтобы Бог продолжал нас любить

Наоборот, благая весть об оправдании только по вере означает, что мы можем сейчас совершать что-либо «ради любви к Богу», а не «лишь из самолюбия или страха пред осуждением» (Бельгийское исповедание веры, арт. 24). Среди ежедневных грехов и слабостей христианин, который борется, должен «искать убежища во Христе распятом» (Каноны Дортского синода, 5.2). Истина в том, что «не по их собственным заслугам или усилиям, но по дарованной Божией милости они не теряют полностью веры и благодати, не остаются окончательно падшими или потерянными» (Каноны Дортского синода, 5.8).

 

Ошибка 3. Если освящение — это работа Божественной благодати в наших жизнях, значит, мы не должны прилагать к нему усилий

Мы полностью «обязаны Богу за те добрые дела, которые мы делаем» (Бельгийское исповедание веры, арт. 24). Именно Он производит в нас желание и действие по Своему благоволению. В то же время «вера, действующая любовью» ведет «человека к совершению тех дел, которые Бог заповедал в Своем Слове» (Бельгийское исповедание веры, арт. 24). Наша способность совершать добрые дела «ни в коей мере» не заключается в нас самих, но мы все еще «должны с усердием возгревать пребывающий в [нас] дар Божий» (Вестминстерское исповедание веры, 16.3).

 

Ошибка 4. Предупреждать людей о суде — законничество, и ему не место в проповеди Евангелия

На самом деле «проповедью Святого Евангелия» должно открываться и закрываться Царство Небесное. Царство Небесное открывается, когда перед верующими провозглашается, что Бог сделал для нас во Христе. Царство Небесное закрывается, когда провозглашается «перед всеми неверующими и перед всеми лицемерами, что гнев Господний и вечное проклятие будут лежать на них до тех пор, пока они не обратятся. По этому свидетельству Евангелия Господь будет судить как в этой жизни, так и в жизни грядущей» (Гейдельбергский катехизис, в. 84).

 

Ошибка 5. Есть только одна причина для христиан стремиться к освящению, и она заключается в нашем оправдании

Гейдельбергский катехизис приводит несколько причин — даже мотиваций — для совершения добрых дел. Мы совершаем добрые дела, «потому что Христос не только искупил и освободил нас Своей Кровью, но и возродил Своим Духом Святым по образу и подобию Своему, чтобы всей жизнью мы выражали благодарность Господу за Его благодеяния и восхваляли Его. И также чтобы каждый из нас укреплялся в вере плодами ее и нашей богоугодной жизнью наши ближние тоже приобретались бы для Христа» (Гейдельбергский катехизис, в. 86).

 

Ошибка 6. Поскольку мы не можем в совершенстве соблюдать Божьи заповеди, мы не должны требовать этого ни от себя, ни от других

Хотя и верно то, что «даже лучшие из людей в этой жизни стоят лишь в самом начале послушания Господу», это не вся правда. «Однако же начиная жить с серьезными намерениями, они следуют всем, а не некоторым заповедям Божьим» (Гейдельбергский катехизис, в. 114). Ведь мы принадлежим Христу, и наши добрые дела «освящены Его благодатью» (Бельгийское исповедание веры, арт. 24). Богу «угодно принимать и вознаграждать то, что делается искренне, хотя и сопровождается немалой слабостью и несовершенством» (Вестминстерское исповедание веры, 16.6).

 

Ошибка 7. Следует проповедовать Десять заповедей, чтобы напоминать нам о наших грехах, но не с целью побуждать верующих их соблюдать

Гейдельбергский катехизис признает, что «никто в этой жизни не может соблюсти» Десять заповедей в совершенстве, но, все же, настаивает, что Бог хочет, чтобы они проповедовались строго. На это есть две причины: «Во-первых, Бог желает, чтобы в течение всей жизни мы все больше и больше познавали наше греховное естество, и поэтому все искреннее желали отпущения грехов и оправдания во Христе. Во-вторых, чтобы мы постоянно стремились обновляться по образу Божию и молились Господу о милости Духа Святого до тех пор, пока после этой жизни не достигнем цели — совершенства» (Гейдельбергский катехизис, в. 115).

 

Ошибка 8. Мы как христиане полностью оправданны и не должны бояться вызвать недовольство у Бога или оскорбить Его

Обещание Божественной стойкости верующих не означает, что истинные верующие никогда не совершат серьезного греха (Каноны Дортского синода, 5.4). Даже верующие могут совершать «чрезмерные грехи», которые «крайне оскорбляют Бога». Совершая такой вопиющий грех, мы «иногда [теряем] на время осознание благодати», пока не покаемся, и отеческое лицо Бога вновь озарит нас (5.5). Хотя Бог за нас во Христе в юридическом и высшем смысле, это не значит, что Он никогда не выражает неодобрения из-за нашего непослушания. Однако это значит, что Бог будет всегда действенно обновлять нас к покаянию и позволит вновь пережить благодать Божию, после примирения с Ним (5.7).

 

Ошибка 9. Единственное должное основание для уверенности — в обещаниях Бога, которые находятся в Евангелии

Уверенность следует искать не в личном откровении, а в трех источниках: в вере в обещания Божии, в свидетельстве Святого Духа о том, что мы — дети Божьи, и в серьезном и святом следовании чистой совести и добрым делам (Каноны Дортского синода, 5.10). Уверенность не отрицает стремления к святости, но тесно связана с ним. Мы идем Божьими путями, чтобы «шествуя по ним, могли поддерживать уверенность в своей неотступности» (5.13). Личная святость не просто служит основанием для уверенности; желание уверенности само по себе мотивирует к святости.

 

Ошибка 10. Предупреждения и наставления — ужасы закона, их не следует использовать для мотивации к святости

Этот взгляд не разделяют Каноны Дортского синода: «И как было угодно Богу начать эту работу благодати в нас возвещением Евангелия, так Он уберегает, продолжает и завершает Свою работу через слушание и чтение Евангелия, размышление о нем и его наставлениях, предупреждениях и обетованиях, и также посредством совершения Таинств» (5.14). Обратите внимание на два пункта. Он дает нам обещания, но и предупреждает. Он осуществляет Свою работу, когда мы слышим Евангелие и совершаем таинства. Бог не связал Себя одним методом. Безусловно, это помогает понять предупреждения в Послании к Евреям и других местах Нового Завета. Предупреждения и наставления не разрушают стойкости; они помогают сделать ее совершенной. Во-вторых, обратите внимание на то, в каком широком смысле Дортский синод понимает Евангелие (в этом контексте). Если мы как христиане сосредоточены на Евангелии, мы размышляем над «наставлениями, предупреждениями и обетованиями» Евангелия. В узком смысле мы можем сказать, что Евангелие — это благая весть о том, как мы можем обрести спасение. Однако в более широком смысле Евангелие охватывает всю историю спасения, включающую не только евангельские обетования, но и предупреждения и наставления, которые являются неотъемлемой частью Евангелия.

Очевидно, различные проповеди, отрывки Писания и проблемы призывают уделить внимание разным истинам. Человек не виноват в этих ошибках, если он просто не говорит всего, что можно сказать. И все же в ходе верной проповеди и обучения все положительные истины здравого и глубокого учения об освящении должны провозглашаться во всеуслышание. Подобным образом, хотя мы можем чувствовать призыв возвещать определенные истины о Евангелии или освящении — что иногда некоторые тексты призывают нас делать, — это никоим образом не оправдывает десять ошибок, перечисленных выше. Никогда не будет мудрым праздновать истину, делая ошибочные утверждения.

www.helpforheart.org

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *